Nox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nox » Кабинет УЗМС » Кабинет УЗМС ·


Кабинет УЗМС ·

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Уход за магическими существами — дисциплина, изучающая волшебных животных, птиц, насекомых, их особенности поведения, кормления и ухода за ними. Входит в список экзаменов на СОВ.

Кабинет: просторный класс на первом этаже, расположенный ближе всех к Запретному лесу, куда ведёт одна из двух дверей (другая в школу). Повсюду стоят клетки с различной теплолюбивой живностью: нюхлеры, саламандры, рогатые жабы, лукотрусы и т.д. В холодное время их изучают прямо здесь. Здесь также проходят зачёты по теории. Дальний угол кабинета завален различным инвентарём и ящиками с кормом для животных.

0

2

-----> 7 этаж
Всё вокруг девушки проходило столь стремительно, что голова её слегка кружилась и болела. Вот внезапный удар, кровь, Дэниэлс, какие-то крики, какие-то телодвижения, искры, звук битого стекла, непонятно какие крики опять  и неприятный вкус на губах. Потом какой-то водоворот событий, кто-то, что-то, где-то.
Вдруг в голове стало ясно, тучи на небе расползлись и в голове Романы воцарилось ясное полуденное солнце. Рома заправила прядь за ухо, сглатывая и обводя парней глазами, в которых явно читался упрёк.  Она сперва посмотрела на Доминика и слегка съёжилась от чувства страха и неудовольствия. Затем на Адама. Отвращения он не вызывал, скорее даже что-то приятное и милое, но девушка лишь забито его оглядела и, развернувшись медленно, прошла пару шагов. Её тошнило и кружилась голова.
-Я.. я пойду к себе, я кое-что забыла,…да я в порядке, – повернулась она к Адаму, выказывая слабую улыбку страдалицы, - Думаю ,я успею на вторую пару, увидимся, – кивнула она парню и пошла прочь так быстро ,как это было вообще возможно. Ноги немного подкашивались ,в душе было как после смерча – тихо и пусто. Всё было сломано и разнесено на сто километров. Но это предстояло выстроить заново, но сейчас Рома чувствовала себя слишком плохо, чтобы думать об этом. Она, держась за стеночку и кое-где останавливаясь и переводя дыхание.
Всеми правдами и неправдами шестикурсница добралась до своей комнаты. Она сразу же упала на кровать и несколько минут лежала без движения. Усилием воли подняв себя с кровати, она умылась и придирчиво разглядела себя в зеркале. Вид был такой, как будто она давно не спал и не ела. -Ладно, Рома. Пора идти. Не хочешь же ты огорчать мисс Оллфорд?  - с легкой иронией обратилась она к своему отражению и пошла на урок.
Этот путь до первого этажа показался ей 7мью кругами ада. С каждой ступенькой кружилась голова и тошнило нестерпимо. Но она отчаянно держалась, останавливалась, делала глубокий вдох и глубокий выдох, как её учил Адам во времена стресса (да, от этого правда становилось капельку легче) и шла дальше.
В кабинет она успела попасть ещё до объявления о начале пары. Она заползла в полупустой кабинет и уселась за какую-то парту с краю, уронив голову на горизонтальную поверхность. Она ещё не знала, как она будет оправдываться перед деканом о том, почему её не было на первой паре.

+1

3

Кабинет Трансфигурации<-----------

Остаток Трансфигурации Лив провела где-то в прострации. Задание было успешно выполнено, но вместо ожидаемой гордости этот факт приносил едва ли не разочарование. Секундная радость не могла вывести юную когтевранку из состояния меланхолии, а это сейчас было тем единственным, чего бы ей больше всего хотелось. Но ярких эмоций ей никто не мог обеспечить, вот и приходилось грустить, поминутно вздыхать и бездумно чертить замысловатые многогранники на клочке пергамента.
Удар колокола словно вывел старосту из оцепенения. Она задумчиво подняла голову и коротко осмотрелась по сторонам, как будто что-то искала или проверяла, всё ли в порядке. В висках стучали медные молоточки боли от хронической усталости, но мысль о перемене даже самое замученное существо на свете заставит ненадолго отвлечься от хандры. Что-то безумное промелькнуло в голове когтевранки. Непонятные желания посетили девушку, к примеру, ей чертовски захотелось выгнать всех из этого кабинета и станцевать на столе… Да и вообще, было отчего-то весело, стоило подумать, что ещё на несколько часов она приблизилась к завтрашнему дню, которого так ждала.
Но Оливия Уинтер на то и Оливия Уинтер, чтобы вовремя выгнать из мыслей ненужную чушь. Привычным движением поправив волосы, староста Когтеврана ловко загнала учебники в забитую книгами до предела сумку, изящно закинула её на плечо и уверенной походкой покинула кабинет, кратко кивнув профессору Паулу в знак благодарности за интересный урок.
Зная, что преподавательница УЗМС нечасто утруждает себя объявлениями типа «сегодня ветрено, занимаемся в кабинете» или «ребята, идём на лесную площадку», Оливия избрала целью своего пути первый этаж. Как-никак, лучше дожидаться легкомысленной Оллфорд в тёплом помещении в компании очаровательных животинок вроде нюхлеров, чем маяться в тени вековых деревьев Запретного леса, предоставленной на растерзание томительному одиночеству. Так что выбор мисс Уинтер был вполне ясен и логичен. К тому же она неосознанно надеялась встретить Роману в кабинете декана Гриффиндора. Подруга была нужна ей как воздух, хотя вряд ли бы она сейчас сама в полной мере это понимала.
Сжалился ли Мерлин, или просто госпожа Фортуна на сей раз обратила свой взор на сероглазую шестикурсницу, но стоило ей открыть нужную дверь, как в поле зрения оказалась хрупкая брюнетка с львиного факультета. Но улыбка недолго украшала лицо Лив, ибо траурное настроение лучшей подруги через мгновение сообщилось и ей самой, благо она и до того не была особенно весёлой.
-Привет, - негромко поздоровалась девушка, опускаясь на соседнее место. Как и следовало ожидать, рыжая глава Гриффиндора не слишком торопилась на собственную лекцию. Да и остальные шестикурсники тоже. – У тебя что-то случилось? – проницательно заметила Оливия, устраивая голову на плече однокурсницы. Последнее время Романа так и светилась от счастья, было странно видеть её такой подавленной и апатичной.
Тебя кто-то обидел? – нахмурилась Уинтер, невольно выделяя голосом это «кто-то», словно стараясь интонацией наделить обычное слово светлой лохматой шевелюрой и мятой одеждой несуразного оттенка.

0

4

Кабинет трансфигурации>>>>>

Мишель не спешила, перерыв в пятнадцать минут между парами был очень кстати. То, как она вела себя на трансфигурации было неприемлемо, тем более помимо ее декана там находились другие преподаватели, которые видимо наблюдали за работой профессора, но с другой стороны, она заработала для факультета целых 20 баллов, что может быть лучше? Но настроение не поднималось, даже наоборот, оно становилось все хуже и хуже. Полдень означал то, что через каких-то двенадцать часов она превратиться в чудовище и снова будет крушить и ломать все на своем пути. На лице ее это никак не отразилось, Мишель просто в тысячный раз одела на себя маску безразличия и подошла к кабинету.
УЗМС? Мерлин, опять про животных учить. Зачем, если мы сами животные? Лучше бы медициной занимались и учили то, как людей от оборотничества вылечить.
Стоун открыла дверь и скрипя зубами стала пробираться сквозь клетки с различными животными, птицами и другими существами. За одной из парт уже сидели две девушки, но Мишель даже не посмотрела на них - лишнее внимание ей ни к чему, особенно в такой день.
Надо будет пораньше уйти из Хогвартса, погода вроде ясная, но к вечеру все может измениться, лишние глаза и жертвы от этой мысли она передернулась мне не нужны.
Слизеринка прошла в середину класса, кинула сумку на стол, положила голову на парту и закрылась руками. Теперь ей стало спокойнее, в своем мире, закрытом, где ее никто не будет тревожить.

0

5

Школьный двор<---------

Погружённая в свои мысли, Николь, стуча каблуками, шла по коридору, на ходу избавляясь от тяжёлой промокшей мантии. Повесив её на согнутую руку, женщина вздохнула и наконец вынырнула из омута размышлений. Как раз тогда, когда, кажется, кто-то имел наглость пристать к её персоне с какими-то глупостями. Удивлённо нахмурившись, профессор Оллфорд смерила нахального слизеринца недовольным взглядом, выражающим искреннее недоумение – вряд ли блондин решил поздороваться с деканом Гриффиндора просто из-за глубокой личной симпатии.
- Здравствуйте, мистер Джонсон, - нехотя откликнулась Николь, откидывая непрофессиональные мысли и чувства в сторону. Над своим поведением с Грандом она может подумать и потом, где-нибудь вдалеке от глаз любопытных студентов. Например, в лесу, сшибая молодые деревца широкой львиной лапой.
- Я не видела профессора Паула сегодня. Возможно, он ещё не прибыл, - сухо сообщила женщина, когда парень озвучил вопрос. Заниматься поисками слизеринского декана Николь точно не собиралась, какое бы там дело не волновало Джонсона. Малиону следовало самому разбираться со своими подопечными, нужен же он зачем-то.
Николь уже собиралась посоветовать Элайджу занять себя чем-то более полезным, чем отнимать у неё редкое время отдыха, но остаток речи слизеринца не мог не заинтересовать женщину. Вскинув бровь, Оллфорд внимательно посмотрела в лицо молодого человека, решая, насколько серьёзно он сейчас говорит. Определить это наверняка было невозможно, и Николь предпочла пойти на поводу у любопытства, разворачивая протянутый семикурсником пергамент. Быстро пробежав глазами по строчкам текста, декан Гриффиндора нахмурилась и бросила косой взгляд на хозяина бумаги. «Ох, Мерлин. Ну и жизнь у тебя, парень» - мелькнуло в голове Николь.
- Пойдёмте, - коротко распорядилась преподаватель УЗМС, чуть дёрнув губами в подобии улыбки. Надо отдать должное этому оболтусу – он сумел полностью завладеть её вниманием. Ещё бы, не каждый раз тебе в руки попадают подобные «записки» высокомерных снобов из высшего света, привыкших даже жизнь собственных детей держать в стальном захвате. И Оллфорд не могла не посочувствовать парню. Ей самой в этом смысле повезло куда больше: в отличие от большинства чистокровных семей, её родня довольно легко относилась к традициям и прочей ерунде, а потому на свободу и личную жизнь наследницы рода никто никогда не покушался. Хотя за последний месяц она не раз слышала неловкие замечания родственников на тему её одиночества в столь позднем возрасте, списка потенциальных женихов ей вроде никто не навязывал. Ну, хотя бы пока.
- Сядьте, мистер Джонсон, - посоветовала Николь, запуская блондина в свой кабинет и указав на ближайший стул. – Думаю, как преподаватель и декан я имею не меньшее право подписать этот…документ, чем профессор Паул. Хотя, быть может, стоит обратиться с этой проблемой к мистеру Гранду? – весело предположила Никки, едва не расхохотавшись от возникшей в голове картины.
Сев за преподавательский стол, женщина вздохнула и принялась читать написанное более вдумчиво. Смысл был прост: Джонсон-старший в не самых мягких выражениях требовал подтверждение и обоснование необходимости его сыну заканчивать обучение в школе волшебства. В целом, это казалось бессмысленным, ведь кому же это вообще решать, кроме самого Элайджа? Но Николь было свойственно желание помогать людям, а это был тот самый случай.
- Чаю? – деловито поинтересовалась Оллфорд, подготовив перо и чистый пергамент. – Не стесняйтесь, мистер Джонсон, - усмехнулась она, взмахом палочки призвав из шкафа чайник, пару чашек и корзинку с печеньем. Впрочем, Николь даже не сомневалась, что слово «стеснение» в принципе не знакомо сидящему напротив молодому человеку.

+1

6

На предложение Оллфорд обратиться к Гранду Джей весело ухмыльнулся - обширная фантазия позволяла Джонсону представить примерно то место, куда его вместе с его просьбой мог послать Гранд. И слизеринцу эта перспектива была явно не по душе. И пока рыжая женщина вдумчиво читала свиток, который отправил со своим сыном Джонсон-старший, староста слизерина среди парней с интересом осматривал логово львицы. Джей с трудом мог сказать, в который раз он здесь находился. Явно не первый, но и навряд ли сотый. Ведь не пристало ему сновать по кабинетам деканов не родственного ему факультета - у Паула он бывал куда чаще.
Помещеньице, нужно сказать, было с должным вкусом отделано, но уж слишком по-женски. Импульсивно, ярко. Джонсон не любил такие помещения, хотя и против них тоже ничего не имел. От чая, к слову сказать, Джонсон не отказался. Надо быть дураком, чтобы не попить гриффиндорского травяного сбора.
— Я большим удовольствием, профессор Оллфорд, - он схватил медленно плывущую в его сторону чашечку и пару бискитов с тарелки. Нужно было бы потом спуститься в Большой и как следует подкрепиться, ибо одними печеньками и травяной водичкой долго жив не будешь.
Джонсон был очень рад подвернувшейся перспективе, ведь несмотря на жуткий характер Николь, её подпись давала возможность несчастному юноше побыть на свободе ещё некоторое время. А он очень ценил это время. Однако, вместе с тем, перед ним вставала тяжелая задача - этой задачей была девушка, от чьей фамилии веяло снежной погодой - Оливия Уинтер. Что Джей должен был бы ей сказать, как объяснить отсутствие писем и ещё кучи вещей, в которых нуждаются юные девицы... Джонсон не знал, что именно чувствует по отношению к девушке, но и расставаться с ней пока был не готов. Все это такие условности...
Скрип пера профессора, ровный и настойчивый, ввел Джонсона в забытье. Ведь наверняка же не у одного него была такая проблема с девушками, с непременной необходимостью свадьбы... И вообще, что это за такие ретро мотивы? Продолжение рода, семейные ценности... все это так туманно! А ведь Оллфорд, кстати сказать, тоже из приличной семьи, насколько юноше было известно, интересно, а перед ней в его возрасте стоял подобный коллапс?
— Профессор Оллфорд, - с кошачьей улыбкой наблюдая за работой Николь спросил Джей, - а можно задать Вам личный вопрос? Не по поводу Гранда, - ухмыльнулся парень, выпивая из чашки остатки чая, - Вы ведь чистокровная волшебница, Вам семейство не навязывало нужду свадьбы, продолжения рода и все такое? Ведь Ваш результат на лицо - вы куда старше меня и не обременены семейной жизнью, которую так тщательно пытается навязать мне мой отец. Может быть дадите парочку советов? - он снова улыбнулся, точно говорил о какой-то безделице, а сам вкрадчиво следил за реакцией профессора, трепетно ожидая от неё самых невероятных вариантов решения сложившихся обстоятельств.

+1

7

Лелея мечту о спокойном обеде в своей комнате, Николь не стала тратить крупицы своего свободного времени на размышления о вечном и принялась быстро строчить своеобразное подобие письма для отца слизеринского блондина. Надо сказать, месяц общения с официальными лицами не прошёл зря: сухой и предельно корректный тон записки удавался женщине без труда.
-…можно задать Вам личный вопрос? Не по поводу Гранда, - внезапно спросил Джонсон, отчего Николь, буквально сражённая наповал наглостью студента, испортила аккуратную строку текста огромной чернильной кляксой. Неверяще взглянув на загубленную работу (Отправлять важному аристократу документ с помарками? Вы серьёзно?), Оллфорд подняла глаза на самоуверенного блондина, беспечно попивающего чай. Лицо Николь было весьма суровым, вся её душа кипела от праведного гнева. Конечно, пережитые невзгоды слегка размыли границу между учителями и учениками, но не до такой же степени!
Декан Гриффиндора как раз подбирала слова для язвительного ответа, но, как выяснилось, её разрешение Элайджу не очень-то и требовалось. Не дожидаясь потока возмущения в свой адрес, парень озвучил свой «личный вопрос», содержание которого опасно балансировало на самой грани приличия. В душе Николь скривилась: молодой аристократ так плохо воспитан, что способен говорить женщине о её возрасте и отсутствии личной жизни! Но в ту же секунду она упростила вывод, вспомнив, что просто у молодого аристократа отвратительный характер.
- Мистер Джонсон, - стараясь говорить ровно, процедила женщина, хмуро глядя на собеседника. – Элайдж, - чуть мягче добавила она после секундной борьбы между двумя противоречивыми желаниями: вышвырнуть паршивца из кабинета вместе с его бумажкой или устроить разговор по душам а-ля «привет, психоанализ». – Мне следовало бы снять с Вас полсотни баллов и отправить на отработку за Вашу наглость, но, пожалуй, в честь праздника я не стану этого делать. Я Вам так скажу: за судьбу человека в первую очередь несёт ответственность он сам. Вы не кажитесь мне безнадёжным, и я считаю, что Вы в состоянии решить свои проблемы, если только поймёте, чего действительно хотите от жизни.
Немного помолчав, Николь достала новый пергамент и принялась переписывать испорченный текст.
- Если уж Вам так интересно, передо мной такой проблемы не стояло никогда. Я бы ни одному человеку в этом мире не позволила распоряжаться моей личной жизнью, - спокойно продолжила она, не отрывая глаз от записей. – Ну а мой совет Вам не понравится, Джонсон, - женщина усмехнулась. – Женитесь и поскорее. Свадьба с хорошей девушкой пошла бы Вам на пользу. Вот только мне уже жаль эту бедняжку, - ухмылка на мгновение скривила губы Оллфорд, но декан Гриффиндора быстро справилась с весельем. Дописав до точки, она поставила подпись и, запечатав документ взмахом палочки, передала его слизеринцу.
- Желаю Вам удачи, - с достоинством подытожила Николь, давая понять, что больше не желает видеть самоуверенного аристократа в своём кабинете. И советует ему больше к ней с такими беседами не приходить.
Дождавшись, когда за студентом закроется дверь, женщина глубоко вздохнула и устало протёрла глаза. Мир сошёл с ума и не думал возвращаться в разум, и это пугало Николь гораздо сильнее, чем она смогла бы признать.
Скосив глаза на часы, Оллфорд хмыкнула и решительно поднялась с места. «Подождут», - решила она, мысленно пересчитав кучу дел, ожидающих её вмешательства. Сейчас её требовались горячий чай и пара-тройка бутербродов,  да и неплохо бы заняться собой: времени до вечернего бала оставалось слишком мало, а появиться на нём хотелось выглядящей как минимум хорошо.

+1


Вы здесь » Nox » Кабинет УЗМС » Кабинет УЗМС ·