Nox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nox » Главный холл » Главный холл ·


Главный холл ·

Сообщений 41 страница 55 из 55

41

***Комната Малиона***

Он думал что Джонсон уже тут. Поэтому то он и удивился, не обнаружив ученика на месте назначения. Возможно он не нашел Оливию, или просто не может выведать у нее необходимую информацию, но это привело его в состояние волнения, что никак не отразилось на его лице. Он до сих пор представлял перед собой лицо Харпера, которое он не видел изрядное количество времени. Причем он так и не понял, ждать ему его или нет.
По Малиону стало заметно, что он уже давно не спит по ночам и так же давно закончил с яркой одеждой. Это было весьма странно заметить в вечно безумном преподавателе Трансфигурации, который в последнее время все реже выходил из своего кабинета.
Декан понимал, что следует как можно меньше привлекать к себе внимание и вести себя крайне свободно и не напряженно, но он не мог ничего с собой сделать, ведь окружающая его атмосфера угнетала его, вместе с новоиспеченным директором, которому периодически возникало непреодолимое желание сделать какую-нибудь пакость.
Паул прислонился спиной к стене и опустил глаза в пол, разглядывая носки своих начищенных туфель. В голове бесновались различные, в том числе и безумные мысли, которые Малион просто устал воплощать в реальность. Слишком сложно и запутанно, чем он бы мог себе позволить на данный момент. Единственная умная мысль, которую он тут же одобрил, так это то, что ему необходимо найти контакт с кем-нибудь из учителей, ведь это половина успеха его дел.

0

42

Кабинет директора<-----------------

Спокойствие главы красно-золотого факультета было напускным. На самом деле в душе женщины-львицы по-прежнему бушевало негодование, которое требовало незамедлительного выхода наружу. Быстрым шагом преодолевая расстояние от одного свёртка коридора до другого, Николь прокручивала в голове успокаивающие планы на день, чтобы соблазн накричать на первого же подвернувшегося под руку младшекурсника остался лишь нехорошим намерением и не воплотился в жизнь. Особенно раздражали умненькие до тошноты когтевранцы, ведущие глубокомысленные беседы даже в выходной день. Никки никогда не спрашивала у Гранда, на каком факультете он учился, да и вообще у неё сложилось впечатление, что господин директор получал образование не в Хогвартсе, но ей почему-то казалось, что, так или иначе, в душе этот мрачный тип был стопроцентным представителем Когтеврана. Только они так свято уверены в том, что знают абсолютно всё на Свете.
Путь профессора Оллфорд имел конечной целью Запретный лес. Ну или набережную озера, она тоже вполне подходила для буйной преподавательницы. У Никки был свой персональный способ избавляться от лишнего негатива: превращаешься в львицу и неистово крушишь всё вокруг острыми звериными когтями. Что тут и говорить, врождённая анимагическая сущность оставляет отпечаток на склонностях и нравах, отсюда-то и все эти странноватые потребности.
Наверное, Николь так и отправилась бы царапать деревья в ближайшем перелеске, если бы на её пути не возник Малион Паул, скучающий у стенки в Главном холле школы. Заметив коллегу, Никки сбавила скорость и оглянулась, слегка нахмурившись. Нечасто преподаватель Трансфигурации прохлаждался в людных коридорах, так что встреча с ним прямо здесь была немного странной. А может и не была, но Николь в такие тонкости уже не вдавалась. Душа требовала экшна, какого угодно.
Она была зла, а Паул ей не нравился, какая ирония! Впрочем, она не собиралась срывать своё плохое настроение на декане Слизерина, ибо это могло для неё же плохо закончиться (как известно, прецеденты были). Но и пройти мимо девушка отчего-то не смогла. Что-то в замученном виде мужчины показалось ей необычным, и она не собиралась упускать возможность узнать что-то новое для себя. Поэтому, немного поразмыслив, Николь мотнула рыжей гривой и направилась в сторону Малиона.
-День добрый, - сухо кивнула преподаватель УЗМС, внимательно изучая облик нового собеседника. После ссоры с Грандом на почве полного взаимонепонимания разговор с Паулом, которого Андре так ненавидел, казался практически авантрюрой. И это почему-то веселило Никки, что было не очень хорошо. – Непривычно наблюдать тебя здесь в этом шуме, - констатировала гриффиндорский декан, всё также без эмоций поясняя причину своего появления. Она вдруг вспомнила, что минут пятнадцать назад директор получил от Паула какое-то письмо. Всё это было очень непонятно, а значит требовало осторожно вникнуть в суть вещей.

+1

43

Учеников блуждало в этом коридоре в выходной больше, чем после после уроков. Изредка декан поднимал лохматую голову и фыркал, когда какой-нибудь зевака чуть было не сбивал его с ног. Шумели крылья сов, были слышны визги старшекурсниц, гогот парней, которые видимо закрыли представительниц женского пола в каком нибудь отсеке... Но до всего этого декану не было дела, так как он уже давно бросил следить за поведением в школе, благодаря одному придурку, который был не доволен осведомленностью Малиона во всех делах школы. Ну а в прочем кому какое дело, кроме Паула есть куча других учителей, которые поджав хвосты, носились за учениками не надевшими мантии, по пути отругивая лоботрясов. Всех прижал Гранд к стенке. Хорошо это или плохо, еще не известно.
   Мыслей было много, что бы всех их обдумать нужно было время, но стоять просто так без дела Малю не пришлось, ведь совсем неподалеку запахло женским парфюмом, и он немедленно поднял голову, бросая заинтересованный взгляд на Николь, которая чуть нахмурившись бросила: -День добрый. -Паул сначала прищурился, проницательно глядя в глаза преподавателю, ведь встреча удивила его, но потом фыркнув, небрежно пожал плечами: -Для кого то может и добрый.-Отчего то хотелось увильнуть от разговора, избежать расспросов, но коль девушка изъявила желание подойти к врагу своего бойфренда, то над этим еще можно будет поработать. Как никак Малион все равно никуда не спешил.
  – Непривычно наблюдать тебя здесь в этом шуме,-оправдала свое поведение Оллфорд. На сколько знал Паул, эта мадам никогда просто так не подходила и не заговаривала, особенно посреди людного коридора, на что он конечно же отреагировал и вернул вполне справедливо: - Ты тоже не часто заговариваешь первая.-если уж у него и стоит цель разузнать что-либо про Гранда, то Николь поможет ему в этом лучше всякого разведчика, стоит только копнуть, в хорошем ли она расположении духа. Он был уже на сто процентов уверен в том, что Андре испортил настроение абсолютно всем в этой школе, раздавая запреты направо и налево, с жуткой гримасой.
Растрепанная, натянуто официальная Гриффиндорская глава, казалось до жалости измученная, помятая и потрепанная. -Совсем что то на тебе лица нет...-произнес декан и посмотрел Николь в глаза. Откуда она вернулась, еще предстояло узнать Малиону, потому то он осторожно спросил, скрестив на груди руки: - Вполне вероятно, что обстановка угнетающая, но ты обычно так не реагируешь...что случилось?
  А что? Вполне приятный диалог, располагающий к изливанию души, только если железная мадам Оллфорд не закроет все двери и примется допрашивать Паула (а было чем интересоваться, надо заметить), чего ему жутко не хотелось, ведь он тоже казался не ахти какой веселый. Но Николь показалась Малиону не совсем при делах, иначе бы она уже носилась по Хогвартсу, размахивая палочкой, поэтому в душе стало заметно поспокойнее.

Отредактировано Малион Паул (31 июля, 2011г. 00:28:37)

+1

44

Николь отчасти опасалась, что Паул, отношения с которым у неё были, прямо скажем, прохладные, просто косо посмотрит на неё и отправится восвояси. Поэтому она даже немного удивилась, когда мужчина мало того что ответил на её своеобразное приветствие, так ещё и изъявил желание поговорить. Никки плохо себе представляла, как ей себя дальше вести. Она вообще редко загадывала на будущее, о чём и жалела теперь. Она подошла к слизеринскому декану просто из любопытства, а сейчас вот попала в забавную ситуацию, где ей нужно поддерживать разговор с человеком, который ей неприятен. Женская интуиция прозрачно намекала, что здесь есть что-то этакое, до чего ещё нужно дотянуться. Но как это сделать? Изображать очарование или злобно шипеть, имитируя рассерженную кошку?
-У меня случилась головная боль и плохое настроение, - хмыкнула Никки, отчасти сообщив правду, пусть и не всю. Её глаза цепко изучали лицо собеседника, подмечая следы усталости и раздражения. Пусть это было мало похоже на повод для общения, но что-то подсказывало Николь, что Малион находится примерно в том же расположении духа, как и она сама. Оставалось лишь узнать, что послужило тому виной. Уж не то ли письмо, что отправил ему Гранд? – заинтересовалась девушка, мысленно потирая руки в предвкушении нехитрого противостояния.
-Последнее время вообще постоянно что-нибудь случается, не так ли? – пространно изрекла Оллфорд, втягиваясь в эту маленькую словесную баталию, где надо как можно незаметнее прощупать намерения соперника. – Да и ты прав, обстановка какая-то угнетающая… Прямо-таки тоска берёт! – она чуть улыбнулась искренности своих слов. Все эти запутанные обстоятельства действительно подавляли и мешали радоваться жизни. – Впрочем, думаю, ты меня понимаешь, - она горько усмехнулась, вдумавшись в эту фразу. Странно было говорить это Паулу, который наверняка ещё не забыл тот памятный удар коленом. – Ты и сам неважно выглядишь, - быстро добавила Николь, поясняя предыдущие слова. – Интересно, я думала, что тебя сложно вывести из равновесия, - прозвучало чуть грубовато, но зато довольно честно.
Стоя друг напротив друга в аналогичных позах (руки скрещены на груди, общий вид слегка напряжённый и нервный), преподаватели прямо-таки олицетворяли извечную вражду Гриффиндора и Слизерина. Точнее, так казалось всем, кто проходил мимо и бросал на беседующих случайный взгляд. На самом деле тут всё было несколько сложнее и глубже.

+1

45

Видимо дамочка не планировала продолжать разговор-это было заметно по чуть отклоненной назад голове и дрогнувшим пальцам рук. Но заведенная беседа заставила ее засомневаться и решиться на продолжение диалога. Паул продолжал стоять спиной к стене, повернув лохматую голову в сторону гриффиндорского декана не изображая привычной ухмылки, которую он частенько посылал в ее сторону.
-Головная боль, говоришь...-засомневался Малион и заметив на себе пристальный взгляд Николь, поспешно отвел глаза и уставился на гобелен, изображающий единство четырех факультетов.
-Я уже давно не слежу за событиями-вяло отмахнулся Паул, избегая подозрений того, что он что-то знает. -Мне это не интересно.-Добавил он и скривил губы, понимая, что частично, это чистая правда. Ему уже давно надоело быть доносчиком перед Грандом. (А ему это никогда не нравилось. Нравилось лишь наказывать учеников.-Да, у нас в школе живет своя головная боль. Она жрет, спит и орет.-он фыркнул и позволил себе вялую полуулыбку, которая сразу же растворилась. Вживаться в роль уставшего от директора декана, Малиону не пришлось слишком долго, он уже совсем было внушил себе это, потому что это было не совсем так. Он не устал от него, а попросту не выносил. Это разные вещи, как оказалось на практике. -Я научился выходить из себя, с тех пор как одна особа попала в мое слабое место.-Маль горько усмехнулся и понял, что мадам Оллфорд так же решила устроить ему допрос. Кто кого переиграет, предстояло еще узнать, поэтому он уже точно знал, что проиграть ей он не может.-Побудь разок в моей шкуре, не так запоешь.-грубовато отмахнулся декан. Ему надоело пристальное изучение его лица Николь, поэтому он поднял голову и посмотрел ей в глаза, как бы подловив.
-Что предпримете в ближайшее время? Дела совсем плохи на мой взгляд...-Паул почувствовал как сузились размером до спички зрачки и понял, что через пару минут перестанет видеть то, что обычно видит простой человек. Его вторая сущность так и просилась наружу, ведь он не пользовался ею очень давно. Он снова отвел глаза и пристально посмотрел на вход в Хогвартс. И где же Джонсон...

Отредактировано Малион Паул (1 августа, 2011г. 12:08:23)

+1

46

Губы Николь чуть дрогнули, едва не выдав саркастическую ухмылку, которая так и рвалась наружу. Тон Паула, его изучающий взгляд, отсутствие привычной язвительности, щедро замещённое искренним недовольством – всё это однозначно сигналило о том, что мужчина занимается тем же самым, что и она сама: пытается узнать что-нибудь интересное для себя. Это как дуэль. Кто окажется хитрее и искуснее, тот и заберёт себе в качестве приза новую информацию.  Немного смущало то, что Никки к таким перепалкам не была привычной, она бы с большим удовольствием обратилась и применила в качестве оружия свои когти. Благо её собеседник мог бы поддержать такое состязание, ведь он и сам был анимагом.
Хотя у Николь и не было оснований полагать, что Малиону может быть известно что-то такое, чего не знает она сама, их с Грандом переписка подогревала любопытство рыжей девушки. Она допускала мысль, что это могла быть обычная служебная записка о чьих-либо нарушениях правил и тому подобное, но в условиях постоянной нервозности это казалось неправдоподобным. Да и вообще, ей всё равно не с кем было теперь поговорить, поэтому даже Паул воспринимался как неплохая компания. Особенно с учётом того, что преподаватель Трансфигурации даже не скрывал своего раздражения в адрес господина директора, в чём в конкретный момент времени Николь его даже поддерживала. Она всё ещё была обижена и сердита.
-Предпримем? Мерлин мой, о чём ты говоришь, - она закатила глаза, изображая вселенскую усталость. – Не думаю, что всеобщее плохое настроение можно исправить какими-то нашими действиями. Впрочем, что ты имеешь в виду, говоря, что дела так уж плохи? Есть мысли по этому поводу? – она перестала пристально вглядываться в лицо мужчины и скучающе обвела взглядом наполненный людьми холл. Никки немного жалела уже, что прервала свой путь к лесу. Этот сложный разговор пил её силы и лишь усиливал желание добежать до первых деревьев и выпустить наружу внутреннего льва. Ей всё это ужасно надоело. Сперва Гранд и его туманные речи, теперь вот Паул, от которого волнами разливается негатив. Декан Гриффиндора уже всерьёз раздумывала над тем, что было бы действительно проще и приятнее, если бы она, как раньше, целиком отдавалась любимой работе, ворковала над зверюшками и вдохновенно продумывала очередные лекции для учеников. Радовалась жизни, как сказал ранее Андре. Только вот мудрый директор не учёл, что он уже успел втянуть её в эту кутерьму, а, находясь теперь в Хогвартсе, невозможно было её покинуть.

+1

47

-Впрочем, что ты имеешь в виду, говоря, что дела так уж плохи? Есть мысли по этому поводу? -Вот тут то она и попалась. Такая неосторожность, такое высказывание... Она сунула нос и даже не скрыла. Малион мысленно дал себе "пять" и поморщился. -Неужто общая атмосфера законов и порядков тебе не напрягает?-он сдержанно вздохнул, покачав головой, словно обвиняя ее в легкомысленности -По мне, так нужно что то делать с этим истязанием учеников.-Сменили тему! А что? Неужели она надеялась пронюхать что-либо про происходящее с Андре или со школой? Нет, мы ничего про это не знаем. Ни капли. Малион уже представлял как негодует Оллфорд и как она в порыве чувств взмахивает гривой и удаляется прочь. Она наверняка ищет причину такого странного поведения Андре, иначе чего бы ей интересоваться.
  Пока что было рано заговаривать про директора. Если он и захочет это сделать, то непременно выдаст себя, особенно если сделает это не особенно осторожно. Но есть и обратная сторона монеты-это то, что другой возможности может и не быть. -О чем думает профессор Гранд?-задумчиво протянул Паул и провел рукой во взъерошенной голове. -Почему он пытается ограничить во всем и учителей и учеников?-он изобразил на лице негодование и поджал губы. Сейчас у Оллфорд нет оснований придумывать то, что он к примеру замешан в этом или что то еще в этом роде. Он боялся болтнуть лишнего, ведь это могло открыть почти половину всех его карт.
Методом "тыка" он решил, что Оллфорд тоже что то скрывает, иначе бы она не стала так увиливать и постоянно переводить стрелки на коллегу. Они же якобы за одно должны быть? Так же выходит? Тогда выходит целых три стороны: за добро, за зло и за Гранда. Прелестно.
Кстати к слову об истязаниях... кажется сейчас тот момент, который может показать, как пройти черз двери замка. Мисс Оллфорд случайно не туда ли направляется?
-Эх, Николь...вот я бы не прочь в выходной размыть кости в запретном лесу. Как ты на это посмотришь?-повышаем ставку уже на две игры. Нужно действовать быстро и не терять бдительности. Поэтому Паул и раздвоил цель, что бы попробовать хотя бы в одной выведать что нибудь полезное. А зрение заметно ухудшилось и стало черно белым. Как раз вовремя.

Отредактировано Малион Паул (1 августа, 2011г. 13:16:57)

+1

48

Устало моргнув, Николь вновь посмотрела на мужчину, сдвинув брови в лёгком недоумении. Отвлекшись на собственные мысли, она, кажется, слегка потеряла нить беседы, став ещё уязвимее, чем была. Она с трудом сфокусировала внимание на чужих словах, пытаясь разглядеть в них зерно логики.
-…нужно что то делать с этим истязанием учеников.
Истязания? Какие ещё, чёрт возьми, истязания?..
-Почему он пытается ограничить во всем и учителей и учеников?
Ограничить? Бред какой-то, кого и в чём он опять ограничил? А Паул явно знает больше, чем я, это даже обидно… Или просто хочет, чтобы я так думала, - Никки на секунду прикрыла глаза ладонью, собирая разрозненные мысли в кучу. Пора было завязывать с этой игрой в шпионку, всё равно это не было её призванием. Она не умела вилять и хитрить, не в её это стиле. Если напором ничего не добиться, лучше засунуть свою гордость куда подальше и уйти, пока ещё не наделала глупостей. Не хватало ещё подать Гранду очередную причину для издевательств над ней.
-Послушай, - она отняла руку от лица, почти жалобно глядя на коллегу. – То, о чём думает Гранд, это его личное дело. Не знаю, что вокруг творится, но мне это всё смертельно надоело. И не желаю ввязываться во что бы то ни было. Мне ещё есть, чем позаниматься, - сейчас её слова абсолютно противоречили тому, что чуть ранее она говорила Андре. Но частично в этом даже была правда. Её действительно утомили все эти внутренние и внешние интриги. Она была слишком правдивой и импульсивной для этих змеиных игр.
Никки уже собиралась бросить короткое «у меня дела» и уйти, когда Малион будто предвосхитил её желание, предложив направить путь в Запретный лес. Скажи он это в самом начале разговора, Николь бы, не раздумывая, согласилась и полетела к заветной цели быстрее всех. Но сейчас… Сейчас в её взгляде проявилась настороженность, а глаза из тёмно-карих стали угольно-чёрными. Так ведёт себя львица, когда неподалёку от неё слышится непривычный звук, таящий угрозу. Слишком долго они тут обменивались пустыми фразами, это становилось подозрительным. А ей бы не хотелось в случае чего подставлять себя под удар. Она не доверяла Паулу, пусть сейчас их взгляды кое в чём могли совпадать.
-Прости, совсем забыла, что собиралась подготовить лекцию для третьего курса к понедельнику, - осторожно соврала Николь, отступая на пару шагов. – Как-нибудь в другой раз, - она пожала плечами, как бы сожалея о своём отказе. Потом она коротко кивнула и развернулась, чтобы уйти. Нужно было добраться до собственной спасительной комнаты и как следует поразмышлять над всем этим. А когти можно было поточить и об стол, всё равно он уже не новый.

---------->Комната Николь

Отредактировано Николь Оллфорд (5 августа, 2011г. 13:17:07)

0

49

Девушка пошла на попятную, отступая от всего, что она говорила. Малион понял, что он завел ее в тупик, отчего стало заметно легче и веселее. Но он как обычно не подал виду и пожал плечами, показывая свою нейтральность по отношению к делам Оллфорд. Она похоже совершенно измоталась и устала обороняться. Но на предложение пойти в Запретный лес, она отреагировала как и предполагал Малион-соврала невесть чего и развернулась что бы уйти. Паул не стал ее держать, но острый язык все-таки сделал свое дело: Лекцию для третьего курса? Напиши о драконах -декан фыркнул и зевнул, кидая подозрительный взгляд на Николь. Чертова женская интуиция.
  -Тогда до встречи. Захочешь, приноси свои лапки на опушку.-он подмигнул рыжеволосой и наколдовал листок и перо. Быстро начеркав там несколько строк, он поставил свою заковыристую подпись и кинул сверток Глариону, который подхватил его и унес. Малион понял, что мадам может заподозрить что то тайное в письме, но на самом то деле он лишь отправил весточку Джонсону...
А изображение окрасилось в черно белые тона. Паул все чаще моргал и тер тыльной стороной ладони покрасневшие не только на белке, но и на радужке глаза. Ему нужно было что то делать. В таком состоянии он мало куда уйдет, поэтому его целью было как можно скорее выйти из замка и направиться...действительно, на опушку Запретного леса. Если она решит его подкараулить, он будет готов к этому, а пока...следует выпустить на волю дракошу и расширить полянку, вырвав деревья.
  Он быстро направился к воротам из замка, по пути вспоминая то, что написал Гранд. Но пока что следовало просто попробовать.
  И вот он дотронулся до ручки двери и легко толкнул ее. Дверь со скрежетом отворилась, открыв перед преподавателем утренний пейзаж перед школой. Паул фыркнул и вышел на крыльцо, закрыв за собой дверь. -Я его переоценил...-сверкнув глазами, Паул вновь написал еще одно письмо и отдал его Глариону, который уже отнес предыдущее и встретил его на выходе. Мышь негодующе пискнула и вновь полетела к Элайджу Джонсону.
____Опушка леса___

Отредактировано Малион Паул (1 августа, 2011г. 15:56:55)

0

50

----> Общий зал (Большой зал)

Ах, благодарю своё бурное детство за наличие всяких глупых моментов, - думал Эймс, по ходу разрабатывая план по запуску фейерверков. Было у него на примете пару мест, откуда можно было раздобыть приличные, но эти пару мест нужно было сперва проверить. Но внезапно ему стало... прохладно.Чувство было знакомое ещё с детских лет. Что за черт? - он осмотрел себя и понял, что с выбором нижнего белья явно погорячился. Он обернулся, чтобы посмотреть, кто причинил ему такую приятность, в дверях он увидел недавнюю знакомую, которая ещё не успела убрать палочку. -Эй! Я, конечно, сразу понял, что ты хочешь меня раздеть, но не так же прилюдно! - он улыбался, ибо намного жутко смешила ситуация, в которую он попал, чем её обстоятельства - и вообще, кто тебя учил магии? Туфли мне теперь что, самому снимать? - почти смеялся он, нагибаясь за брюками. - Вот вам и горький опыт, чтобы не вздумали больше так невежливо и загадочно уходить посреди беседы и бросать своих спутников! - выдала свою аргументацию девушка и Дэвид рассмеялся пуще прежнего. -Ты так говоришь, как будто я ушёл на самом интересном месте в первую брачную ночь, - продолжал спокойно иронизировать Дэвид, застёгивая пряжку ремня и накидывая рубашку.
Он не был смущён подобной ситуацией, его это даже развлекло. Он неаккуратно застёгивал пуговицы через одну, держа в одной руке галстук. Он снова обратился к девушке: -Ну я это, невежливо и загадочно уйду посреди беседы или ты меня опять разденешь? - с улыбкой спросил он, даже не спросил ,а, скорее, отмазался от испытывающего взгляда девушки. Наискось натягивая галстук, он толкнул двери и вышел на улицу. -... - выразил всё он, когда понял, что в секунду промок до нитки. -И зачем я одевался... - вздохнул он, подставляя лицо каплям. За стенами Хогвартса уже бушевала настоящая буря и дождь лил как из ведра. Но, делать было нечего, нужно было запустить фейерверки, иначе никогда не увидать ему самбы посреди Большого зала.

-----> Школьный двор

+2

51

========> Стол Когтеврана. Большой зал.

Далеко от двери отойти я не успела. Меня остановили. Точнее догнали, а остановилась я уже сама, но это уже ненужные детали. Итак, не успела я сделать и десятка шагов, как перед моими глазами замельтешила, точно бабочка-однодневка, серебристо золотая искра. И, едва заметив мой заинтересованный взгляд, запульсировала, засияла нестерпимо-ярким светом.
- Это еще что фокусы уличного шарлатана? - негромко пробормотала я, щурясь и испытывая едва преодолимое желание прикрыть глаза ладонью. А нарушительница спокойствия, тем временем, и не думала исчезать или, хотя бы, оставлять меня в покое. - Ну ладно, мелочь пузатая! - с этими словами я протянула руку к искорке, искренне надеясь, что моя конечность не пострадает. Или не случится еще чего-нибудь похуже. И облегченно выдохнула, когда миниатюрное солнышко слегка опалило теплом кончики моих пальцев, а затем растаяло. А вместо него, качаясь словно на воздушных качелях, к ногам опустился клочок пергамента, почти идентичный тому, что я кинула в Кубок несколько минут назад.
Так-так-так, кажется мое желание показалось кому-то невыполнимым. Или слишком глупым, кто знает? Наклоняясь за листком, подумала я. И вчиталась в начертанные на нем строки. Впрочем, вчитываться было особо не в чего. Три короткие строки, написанные округлым, явно женским почерком: "Хочу три коробки конфет из Сладкого Королевства. Рома. 6 курс Гриффиндора". Похоже, кое-кто тоже не слишком-то раздумывал над своим желанием. Или попросту решил вдоволь налопаться сладостей за чужой счет. Ну и ладно, исполнить это будет не так уж сложно. По-крайней мере легче, чем мое собственное желание.
Решив так, я затолкала - хоть и с трудом - несчастную пергаментину в карман брюк и развернулась по направлению к лестнице. На улице, как ни крути, стоял уже конец октября, а это значит разгуливать в одной мантии, хоть и непромокаемой, поверх футболки, хоть и довольно плотной, мог разве что тот, кто совершенно не беспокоился о своем здоровье. Впрочем, кое кто явно не заморачивался на таким мелочах и разгуливал по холлу в одних тру...
Что?! Я ошеломленно застыла неподвижным столбиком, подняв левую ногу для следующего шага и так и забыв ее опустить. Но картина, разыгравшаяся прямо перед моим носом, того стоила. Картина маслом по бутерброду, иначе и не скажешь. И кого мы имеем в сухом остатке? Адам Дэниэлс, в чуть более цивильном виде, чем обычно, но с привычным уже местом гнездования кукушки, вместо прически - одна штука. Эванна Мид, выглядящая одновременно и испуганной, и крайне довольной, с аналогичным "гнездованием" - одна штука. И неизвестный парень, возраста явно постарше, чем ее однокурсники, в весьма интригующем наряде - одна штука. Что в его наряде было такого интригующего? Да хотя бы то, что состоял он всего из одного элемента гардероба, типа "трусы мужские, с надписью". Причем надпись я читать не стала, целомудренно подняв взгляд выше. Гораздо выше. Что не говори, а лицо у него оказалось куда более привлекательным, чем тело. Худой он какой-то, того и гляди переломится...
Ой, о чем это я вообще? Моя собственная однокурсница мужиков посреди коридора раздевает, а я думаю о том, что этот самый выше обозначенный мужик мог бы быть помускулистей. Все, больница Святого Мунго, я спешу к твоим гостеприимным дверям.
И не отвлекаясь больше на так и не заметившую моего скромного присутствия троицу, я рванула в спальню. Надеюсь, я успею переодеться и догнать их до того, как они умудрятся учудить еще что-нибудь столь же забавное. А нет... Ну и перышко им для легкости, мне еще конфетами запасаться надо.

==========> Башня Когтеврана. Спальня девочек.

+3

52

Возвращение

Гранд распахнул глаза. Нет, не с первого раза, конечно. Учитывая то, что в сознание мужчину привела острая  боль в плече, его пробуждение нельзя было назвать фантастическим. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть. Картина вообще была не лицеприятная - мужчина, некогда опрятно выглядящий, теперь был похож на бродягу или подорвавшегося на петарде юнца. Все бы и было так радужно, если бы не осколок камня, торчащий в левом плече. Кровь и всяческие порезы, а так же пепел, сажа или просто грязь по всей одежде - уже не в счет, оно и так понятно.
Мужчина стал порывисто набирать в легкие воздух, как будто прямо сейчас учился дышать. Он беспорядочно моргал и хватал воздух, будто задыхался. Здоровой рукой он попытался опереться на пол и поднять себя хотя бы до положения сидя. Получилось, благо рядом была стена, на которую можно было опереться.
Проделав эту несложную махинацию, Гранд откинул голову и снова принялся отрывисто дышать, как будто пробежал минимум километров пять. Было тяжело и больно. Хоть Гранд и помнил, что привык к боли, ситуация полной дизориентации стимулировала мощный выброс адреналина в кровь и нарастающую панику в голове. 
Он ощупал здоровой рукой пораненную - положение было не лучшее - и первые сформировавшиеся более-менее мысли в голове сообщили, что неплохо было бы остановить кровь и перевязать рану.
Уже прекратив судорожную одышку, Андрей осмотрелся по сторонам в поисках подходящей ткани - на глаза попалась собственная мантия.
Судя по виду - дорогая ткань... Не помню, чтобы я покупал такую. Какая, к черту, сейчас разница! Главное перевязать рану, а уж о стоимости тряпицы поговорим позже, - одернул себя Андре, без сожаления разрывая мантию на подходящие куски и перевязывая рану. Осколок Гранд решил не вытаскивать, иначе ситуация приняла бы непредсказуемый оборот.
Когда с перевязкой было покончено, и шум в голове потихоньку начал смолкать, а ноги почувствовали силу, мужчина поднялся. Место, в котором он находился, было ему знакомо, хотя от той "картинки", которая была у него в голове, эта разительно отличалась. По сути своей здесь была просто куча камней и поломанных досок, осколки статуй и вывороченные мраморные плиты... а ещё кровь.
Фокусируя взгляд и щурясь от яркого света, который прорывался сквозь дыры в дубовых дверях, Андре приметил руку, лежащую среди груды камней у самого входа. Он сразу же поспешил к безжизненной ладони, хватая её здоровой рукой.
Пара темно-синих глаз старательно искала обладателя кисти, но камни слегка мешали. Почему-то без помощи магии Гранд принялся отпихивать булыжники в поисках пстрадавшего, видимо непосредственная мужская сила в данный момент была куда действенней, чем магия, для которой все-таки требовалась какая-то ясность мыслей.
Наконец жертва была в зоне видимости - девушка лет 18 лежала без единого признака жизни ничком. Гранд машинально прижал два пальца к её шее, старательно вслушиваясь в отсутствующий ритм сердца. Неужели мертва, где-то внутри неприятно завыло чувство, до боли знакомое, но безымянное. Так хотелось, чтобы эта девушка внезапно вздохнула и открыла глаза! Но чуда не происходило и Гранд, присевший на корточки и упершись одним коленом в пол, тупо смотрел на бледно-землянистое лицо погибшей. А ведь он даже не знал её имени и понятия не имел кто она.
Гранд аккуратно поднял девушку на руки, вытащив из-под камней. Он имел уважительное отношение к погибшим всегда, сколько себя помнил. В особенности к невинным жертвам, а девушка без сомнения была именно такой жертвой. Опустив погибшую на свободное место и подальше от прохода и положив её ладони одну на другую на животе, он направился прочь.
Что же произошло? Что это все ,черт возьми, значит? И где моя волшебная палочка?

---> Коридор перед Больничным крылом

+1

53

Из состояния оцепенения Оливию Уинтер вывела острая боль в левой руке, от которой страдания расходились по затекшему телу, как круги по воде. Издав сдавленный стон, девушка медленно разлепила тяжёлые веки, с трудом фокусируя взгляд серо-синих глаз. Ей потребовалось несколько бесконечно долгих секунд, чтобы осознать, что она находится на парадной лестнице. Ситуацию осложнял тот факт, что узнать в этих потрескавшихся и местами разбитых витражах и покосившихся картинах некогда величественный Главный холл школы магии было нелегко, особенно когда дикая боль и без того мешает восприятию действительности.
Что здесь произошло? – мысль, логично посетившая голову когтевранки, показалась неподъёмной тяжестью. Решив больше не мучить себя неизвестностью, девушка попыталась привстать, но тут же снова застонала от острой боли, пронзившей левую руку от плеча до запястья. Кажется, перелом, - не сдерживая слёз, подумала Оливия, мужественно борясь с притяжением Земли. Однажды мисс Уинтер уже случалось испытать на себе последствия падения с большой высоты, и теперь ей казалось, что она вернулась в тот самый день, когда в её теле половина костей превратилась в груду осколков. Но тут дело явно было в другом.
Впрочем, любые попытки восстановить в голове ход последних событий лишь усиливали мучения девушки, поэтому разбор полётов она отложила до лучших времён. Тем более что когда она, наконец, окончательно пришла в себя и осмотрелась, в её голове не осталось вообще никаких мыслей.
Разгром вокруг был невероятным. Кажется, рухнула часть главной лестницы, да и с потолка упал изрядный кусок здания. Под обломками камней и цветными осколками витражей лежали те, кому в момент трагедии не повезло оказаться не в том месте. С безумным видом Оливия вцепилась взглядом в лежащего рядом с ней мальчишку лет четырнадцати, из затылка которого сочилась тёмно-алая кровь. Мальчик был несомненно мёртв.
- Господи … - прошептала Оливия пересохшими губами, не в силах отвести глаз от страшной картины. Натуру маглорожденной ведьмы не исправить: в моменты наибольших потрясений она, как и многие поколения её предков, взывала к Богу, а вовсе не к Мерлину, как сделал бы любой потомственный волшебник.  Но имело ли это значение? Сейчас раздавленная болью и горем Уинтер обратилась бы к кому угодно и к чему угодно, только бы всё, что её окружало, оказалось всего лишь страшным сном. Но увы, реальность была жестока.
Со стороны парадного входа, точнее того, что раньше им являлось, послышался звук перекладываемых с места на место камней. Ужас пронзил Оливию, как ледяное копьё. Действуя исключительно инстинктивно, когтевранка неуклюже поднялась на ноги (и откуда взялись силы?) и выставила вперёд волшебную палочку, которая чудом уцелела после падения её обладательницы на ступени. Едва держась на ногах и то и дело спотыкаясь об обломки, ученица шестого курса медленно двинулась на звук. Силуэт неизвестного мужчины, возникший в дверях замка, вызвал ещё одну волну паники, и быстрее, чем сама поняла, что она делает, Оливия выкрикнула «Остолбеней!», посылая в мужчину луч заклинания.
Но вот незадача: в тот же момент её собственная палочка вдруг пришла в движение и выскочила из рук волшебницы, откатившись в сторону, так что чары цели не достигли. Зато в голове старосты Когтеврана будто прозвенел звонок, и многое встало на свои места.
- Профессор Гранд! – воскликнула девушка, и от чувства облегчения у неё снова полились слёзы. – Простите, сэр, я не узнала Вас! Скажите, что здесь случилось? – без особой надежды на ответ, попросила она, смахивая влагу с рассечённой и испачканной в крови щеки.

------------>Лазарет

+1

54

***
Джей настойчиво вытряхивал неведомо как попавшие за шиворот снежинки, неслышно ругая погоду. С другой стороны, в  своей глупости он был виноват сам - никто насильно не заставлял его одевать такую легкую куртку, когда на дворе уже была зима.
Время, проведенное в поместье семьи, было неоднозначным. Как-то там переменились все порядки, которые были заведены до того, как пришло известие о смерти сына - единственного наследника. Отец был не столько расстроен, сколько раздражен несостоятельностью своего сына, его глупостью и излишней заносчивостью. Однако встреча и известие о воскрешении оказалось достаточно приятным для всех членов семьи. Парень, вернувшийся в семью, снова был посвящен в бремя нависших над ним обязательств - в таком возрасте пора было задумываться мало того, что о своей судьбе, так ещё и о злосчастной женитьбе. Намерение отца навязать сыну свое мнение доводило парня до ручки - а ведь он действительно не знал, что с этим нужно делать.
Про Уинтер он никому из семьи не сказал. Собственно, а что было говорить? У них-то и отношения были не отношения. Вроде и были, а вроде и не было. Было в памяти блондина много приятных моментов среди крушащихся стен и летающих проклятий, но могло ли это вылиться во что-то серьезное? Что дальше? Свадьба что ли? Об этом и думать было нечего - отец никогда такое не одобрит. Ему кровосмешения ни к чему. От этого Джей хмурел и злился. В этом плане - вырваться в школу для него было спасительным счастьем. Хотя бы здесь за обедом тебе никто не говорил о том, что пора задуматься о великом (!) будущем, на которое Джею было все равно. Что-то поменялось в его сознании после трехлетней изоляции, он увидел что-то чего никогда бы не осознал, не попади Хогвартс в изоляцию.
И посоветоваться-то Джею было не с кем: Тайлер не вернулся пока в замок, обсуждать что бы там ни было с Оливией - ещё чего! - да даже Паул, на которого можно было положиться в крайнем случае, - и того не было на месте.
Бесит все, - злился юноша, наконец, срывая с себя досадившую куртку и вытряхивая окончательно весь снег.
В этот момент в дверях показалась староста Гриффиндора. Кажется, даже ленивый знал об их взаимной неприязни, однако три года бок о бок кое-чему научили, кажется. Джей ни за что бы не позволил женщине управляться с собой, но отрицать её находчивости и сообразительности Джонсон не мог. И в этой ситуации, пожалуй, Оллфорд была единственным человеком, с которым Джей мог хотя бы просто поговорить. Поострить может, может поднять себе настроение.
— Доброго дня, мисс Оллфорд, - громко поздоровался Джонсон с женщиной, хотя до той было ещё прилично расстояния. Конечно же он сделал это нарочно. Но, как-то ему показалось, что Николь сейчас не до перепираний со старшекурсником. А это было по меньшей мере необычным - ну разве она упустит такой хороший шанс поругать его за нешкольную форму и "самодовольную морду". Опешевший, Джей чуть было не пропустил её, ибо Оллфорд явно намеревалась пройти мимо. Он притрусил за ней:
— Доброго дня, говорю, профессор, - добавил он, дежурной хамоватой улыбкой приправляя фразу, привлекая к себе внимание, - Вы профессора Паула не видели? Нигде не могу его найти, а мне срочно нужно подписать кое-что, - догнал Оллфорд Элайдж, заглядывая ей в лицо. Что-то в его чертах показалось ему... эээ.. необычным? Нетипичным для преподавательницы? Это что - румянец? Кто-то вогнал нашу львицу в краску?? Где этот самец, я хочу пожать ему руку! - посмеялся над своими мыслями Джей, продолжая следовать за Николь, — Может быть Вы подпишете? А то мне срочно надо, ну прям очень-очень, - он играл своей харизматичной мимикой, которая и ему самому уже порядком надоела. — Иначе меня без этой бумажки заберут из Хогвартса и жениться заставят, - добавил он, протягивая Оллфорд свернутый пергамент. Тут он, к сожалению, не шутил. Дело было в том, что отец вообще не желал, чтобы парень вернулся в замок. Мол, а зачем? Найди жену себе, да живи припеваючи с кучей приданого. Но Джонсону удалось уверить отца, что без законченного образования он будет как не пришей кобыле хвост. Что это и престиж, и почтение в обществе и все такое. Что сейчас, в молодежных кругах, очень популярна новость о том, что блокадники Хогвартса возвращаются на доучение. А что другое так поднимет авторитет Джонсона, как популярность и вечное нахождение под прицелом пишущих перьев?
В общем, он долго вешал разную лапшу на уши отца, пока тот, сурово поглядев на сына, не сказал ему, что если его словам будет подтверждение, так и быть, отсрочку свадьбы сделают до конца года обучение. Если же он наврал - то хуже будет только ему самому.

+1

55

Вечер того же дня.

Парадная мантия, дорогой жилет из атласной ткани, расшитый по специальному заказу директора Хогвартса. Выглаженные до безумия брюки, о стрелки которых, кажется, можно порезать палец. До блеска вычищенные лакированные ботинки, отражающие огонь застарелых подсвечников. Кроткая парадная бабочка на белой накрахмаленной рубашке... все продумано до самых незначительных мелочей. Даже запонки, на которых рисунок в точности повторяет тот, что виднеется на изгибах жилета. Да. Если бы чопорность и щепетильность имели лицо, безошибочно можно доказать, что оно имело бы общие черты с профессором Грандом.
Мужчина уже около десяти минут стоял у входа в Большой зал в ожидании чего-то. Чего именно он ждал трудно сказать, мимо него проходили ученики, скромно потупив глаза и незначительно приветствуя директора, на что брюнет не обращал никакого внимания. Спустя пару минут к нему присоединились ещё несколько преподавателей, увлекая его в непринужденную беседу, в которой Гранд, без сомнения, был компетентен и участлив, хотя и чрезмерно кроток в своих ответах.
Зал постепенно наполнился остатками праздности учебной и праздности Лондонской, причем, кажется, представителей последней было много больше, чем несчастных студентов. Но этот бал, ясное дело, предназначался не для развлечений студентов, а для демонстрации всему миру глупости и напыщенности миром правящих. Сперва это злило директора, теперь лишь смешило. К чему доставлять им удовольствие своим негодованием? Проще оставить дурака и спокойно позволить ему биться лбом оп пол, вовремя подставляя подушечку.
Выходя из своего кабинета под куполом, Гранд рассуждал о том, что ему меньше всего хочется провести весь вечер в этом скучном зале, наблюдая нервных студентов и довольных журналистов. Ещё не спустившись даже по лестнице, Гранд прикидывал, как незаметно пропасть с бала, при этом "не теряя туфельки". Трансгрессия, какой стремительной и простой не казалась бы, в магическом мире была воспринята бы как торжественный проезд на колеснице с колокольчиками до входной двери, читай, точно не осталась бы незамеченной. Очевидного выхода пока не было, но Андре был уверен в том, что он обязательно найдется, ибо существует ещё в мире справедливость и сочувствие страдающим.

— Профессор Гранд, как Вы  находите возможность продолжения тесных отношений с школами Шармбатона и Думстранга? — профессор Нумерологии, чрезвычайно важного вида птица с короткой седой бородкой, настоятельно вмешивался в дела Андрея, считая, очевидно, что мужчина ещё совсем юный для того, чтобы принимать решения и следить за всей школой в целом. Гранд не раз подмечал за ним подобную настойчивость, поэтому со спокойным лицом приготовился произнести уже давно заготовленную речь, когда взгляд его мельком упал на лестницу: из-за поворота выпорхнули две довольно юные студентки примерно 5-6 курса, на них были строгие вечерние платья, но совершенно не соответствующий им вид. Ещё одни, - подумал мужчина, записывая в свой список в графе "Не довольны" ещё два имени. Но вернутся к ответу на вопрос Нумеролога было не суждено - фраза так и повисла на приоткрытых губах синеглазого мужчины - дело в том, что следом за студентками, сперва принявшими его удивленный взгляд на себя (какая самоуверенность) из-за угла вышла Николь Оллфорд.
Захлопнув почтительно рот, Андре перевел взгляд на собеседника, выразительно сделав жест бровями.
— Сделаем все, что в наших силах, — галантно и совершенно бесцветно ответил подсунутую вовремя мозгом фразу  Гранд, затем сделал вид, будто только что увидел появившуюся Николь.
— Добрый вечер, профессор Оллфорд. Вы последняя. Думаю, теперь пора открывать бал, — с кажущимися нотками жеманства выговорил Гранд и вынул свою волшебную палочку - по привычке - из рукава рубашки, точно самый настоящий фокусник.

Повинуясь молчаливому приказу, двери Большого зала распахнулись во всю свою благодатную ширь. Гордый "косяк" преподавателей, во главе с эффектным Грандом вышагивал наперерез расступившейся толпе. Неизвестно, было ли так задумано Грандом или кем-то другим, но с каждым шагом преподавателей, та часть зала, где они находились - целиком и пол, и часть стен, и потолок, - окрашивались ярким солнечным светом, точно поблескивали. Что ж, это, конечно, франтовство, но и те, кто задумал этот бал, не отличаются скромностью и тягой к минимализму.
Наконец, процессия завершила свой ход и преподаватели разместились за несколькими столиками, выделенными специально для них во главе зала. Гранд же подошел к кафедре, увенчанной совой, раскрывшей крылья в полете, и десятком свеч. Толпа почти затихла, во все глаза глядя на директора и ожидая от него слова.
Мужчина нервно сглотнул, кладя кончики пальцев на край подставки для пергаментов. Но буквы предательски расплывались перед глазами. Он несколько раз зажмурил глаза, потом, нервно дернув желваками, извлек из внутреннего кармана очки в черной прямоугольной оправе, и водрузил их на нос.
— Приветствую вас, дамы и господа, на праздничном балу в честь восстановления Хогвартса, — ровным тоном читал по бумаге Гранд, — рад приветствовать наших гостей из Министерства Магии и Еженедельного Пророка. Выражаю им особую благодарность за участливое отношение к жизни школы, — едва ли кто-то мог заметить, но уголок губ Гранда нервно дрогнул в ехидной усмешке, — объявляю бал открытым, спасибо. — Так же, как и начала, бесцветно завершил свою речь Гранд, порывиста снимая очки и убирая их во внутренний карман мантии. Затем легкий кивок в сторону особо важных персон, гордый вид на колдофотоаппарат, разрешающий жест оркестру, вот и все. Его часть в данной прецессии, кажется, завершена. Осталось вынести невыносимую болтовню разных послов и министров, постараться не пусть в кого-нибудь кубком вина и не сойти с ума.
В принципе Гранд прекрасно знал, что по традиции бал открывают вальсом преподаватели и первые студенты школы. Но... этот бал и балом-то не назовешь, верно? Однако, подобной отмашки хватила только для самооправдания. Традицию пришлось уважить.
Окинув взглядом собравшихся, Гранд хмыкнул почти беззвучно, затем, оказавшись уже у столика, где сидели несколько женщин-профессоров, почтительно откинул мантию за спину и порывисто склонил голову. Журналисты замерли в ожидании - кого же выберет известный всему магическому Лондону герой-любовник, страдающий постравматическим синдромом частичной потери зрения? (Гранд так и видел этот заголовок в утреннем Пророке) Андре не стал разочаровывать собравшихся уже в кучу колдографов.
— Профессор Оллфорд, - негромко сказал Гранд, все ещё оставался шанс, что её попросту не смогут идентифицировать в прессе и припишут директору новый роман с таинственной незнакомкой, — не окажите ли мне честь открыть бал? - В сущности, спрашивать и не требовалось. Даже если бы Гранд был самым непривлекательным мужчиной на свете, но при этом был директором, согласиться бы Николь тоже пришлось. Ко всему прочему, нельзя отрицать того, что Гранду она, при прочих равных, нравилась больше остальных преподавателей, пусть среди них были девушки и моложе.
Стараясь игнорировать камеры, которыми чуть ли уже не тыкали в лицо, брюнет проводил свою партнершу в центр зала, и как только зазвучали первые ноты торжественного вальса, аккуратно взял её ладонь в свою, другой рукой вежливо прижимая к себе чуть ниже лопаток. Гранд любил танцевать, хоть и в особых случаях, но тем не менее, делал это с изящностью и красотой, хотя и не претендовал на профессионализм. (Лучше, все же, быть хорошим отцом, чем отличными танцором — прим. автора)
Спустя несколько минут торжественного молчания, начиная вальсировать по второму кругу, Гранд вежливо поинтересовался, считая, все же, что молчать во время танца не вежливо:
— Если Вы придумаете, как сбежать с этого кошмарного вечера, обещаю Вам премию и персонального домовика. — он помедлил, — Хотя варианты возможны.

+1


Вы здесь » Nox » Главный холл » Главный холл ·