Вверх страницы

Вниз страницы

Nox

Объявление

Общий сюжет игры

Хогвартс утонул в странностях. После вспышки, унесшей с собой множество жизней, выжившие перестали что-либо помнить. Первое, что может всплыть в их памяти - далекий 2007 год, отрывками проявляющийся из далекого прошлого. Многие не узнают друг друга, родных и любимых, друзей и врагов. Что ж, придется познакомиться заново!

Объявления

Время переведено, сюжет обновлён! Подробности читайте По ссылке

Навигация

Сюжет игры
Концепция игры
Занятые внешности
Нужные персонажи
Гостевая

Время, Погода, Действия

1 Декабря 2010 года. Среда. С серого неба хлопьями падает снег. Ветра нет. Температура на улице: -3 градуса.

Студенты прибывают в замок после месячного перерыва. Вечером состоится торжественное открытие школы, по этому случаю будет бал. Ко многим вернулась память.
214
Когтевран
358
Слизерин
204
Пуффендуй
145
Гриффиндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nox » Кабинет директора » Кабинет директора ·


Кабинет директора ·

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Ответ Николь стал для Гранда чем-то вроде индульгенции. Несоизмеримо важно было поделиться с кем-нибудь своими переживаниями. И пока женщина говорила, Гранд исподлобья наблюдал за каждым её движением, ловил каждое слово. Он предполагал несколько вариантов развития диалога, но тот, который случился, был самым лучшим. А что и говорить - товарищи по несчастью всегда поймут друг друга лучше, чем сытый голодного. Гранд немного улыбнулся, на его щеке заиграл второй ямочкой шрам.
— За знакомство, — вторил он и поднял бокал, затем залпом опрокинул его в себя. М-да... так недалеко и до пьянства с алкоголизмом. Представьте, как обрадуется Пророк. Огромными буквами на главной страничке: "Директор Хогвартса - алкоголик". Андре даже ухмыльнулся этому про себя. Скажем так, мастер класс по популярность - и без особых усилий.
Мужчина поставил пустой бокал на каминную полку. От алкоголя приятно грело внутри, снаружи приятно грело марево от камина. Гранд снял жилетку - становилось слишком жарко - и повесил её на подлокотник кресла. На его лице была облегченная слабая улыбка. Надо же... только подумать, какой образ он, Гранд, создал для себя. Суровый, сухой и строгий. Неподкупный, скучный директор с тараканами в голове, соразмерными длине волшебной палочки. Жутковато звучит, но... Гранду это нравилось. Так у него было право удивлять, шокировать, ведь каждый довольствовался теми характеристиками, которые Андре нарочно навязывал всем, кто с ним общался. Подпускать к себе можно лишь тех людей, которые приятны тебе, которым ты готов доверять. Нельзя сказать, что к числу таких людей Гранд не относил Николь. Было в ней что-то. Львиная гриффиндорская отвага, азарт, храбрость. Несомненно это пленило. Гранд полагал, что эта женщина не способна на предательство. Она не способна на ложь, не способна кривить душой. И преисполнена гордости. Впрочем, как и он сам. А с огнем всегда хочется поиграться.
Мужчина стоял спиной к Николь, в комнате висела тишина. Немного потрескивали поленья, где-то далеко двигалась стрелка часов. Гранд, не прекращая улыбаться, стал закатывать рукава. "Играть с огнем," — крутилась в его голове фраза, "Играть с огнем. Хм." Внезапно ему на глаза попалась небольшая склянка. Он поднял её до уровня глаз и тотчас же узнал - с этой штукой он игрался вчера вечером, размышляя над тем, как бы правильнее её использовать. И вот, кажется, настал именно тот случай. Подбросив её и схватив в воздухе, мужчина свободной рукой взял откупоренную бутылку вина и вернулся к собеседнице.
— Знаете, Николь, если новое знакомство обещает обеим сторонам сотрудничество, то оно должно быть честным, знаете что это такое? — он поднял на уровне глаз небольшой бутылёк, держа его указательным и большим пальцем. — Нет, не совсем сыворотка правды, хотя эффект очень похожий. Это зелье Действия. Мой друг когда-то давно создал его для меня, но до сих пор оно так и не нашло подходящего случая, чтобы доказать свою работоспособность. — Андре откупорил пузырек, а затем в мгновение ока опрокинул его содержимое в горлышко начатой бутылки вина.
— Алкоголь усилит его действие. Но ненамного. Если пить по глотку. И по очереди. — Андре посмотрел содержимое бутылки на свет огня и улыбнулся Николь, чувствуя где-то на подсознательном уровне, что ей должна понравится эта отчаянная идея. — У него достаточно интересный эффект. Начать не хотите? — с усмешкой осведомился Гранд, но бутылку Николь все же не отдал.
— Если оно за это время испортилось, в чем я сильно сомневаюсь, - кто-то же должен будет придать мое тело земле, — отпустил ещё одну шутку Гранд и сделал большой глоток прямо из горла. Затем поставил бутылку на каминную полку между ним и Николь, и стал внимательно смотреть на женщину, точно бы сейчас что-то должно было произойти с ней, а не с ним.
Так же плавно, как движется минутная стрелка, менялось что-то во взгляде Гранда. Сначала изменился тон его улыбки на более  загадочный, затем в глазах промелькнуло что-то неуловимое. Мужчина сделал шаг в сторону Николь, поднял правую руку и, ненадолго задержав её в воздухе, точно спрашивая разрешения, коснулся щеки женщины. Неотрывно и внимательно глядя в её глаза и иногда на губы, он неспешно, но настойчиво наклонился и поцеловал Николь. Поцелуй длился недолго.
— Кажется все-таки испортилось, — прошептал мужчина.

+1

22

Вино, как и ожидалось,  оказалось чудесным, и Николь с удовольствием опустошила бокал, согрев тело и душу ароматным напитком. Для полного счастья, правда, ей бы потребовалось несколько больше, но Гранд не спешил вновь наполнить их бокалы, и женщине оставалось лишь мысленно пожимать плечами.
Оллфорд искоса наблюдала за директором Хогвартса, пытаясь разобраться в бесконечных переменах его настроения. Внутренний голос же с неким покровительственным оттенком советовал оставить тщетные попытки, ибо понять этого мужчину совершенно невозможно. Но Николь была, есть и будет исследователем и романтиком по натуре, и потому ей безумно хотелось попытаться, приблизиться к этой загадочной душе, насколько это возможно. Не в правилах Никки заниматься самокопанием, и она не спешила анализировать причины и следствия, но её тянуло к этому человеку с их первой встречи на опушке Запретного леса, и сейчас, в согретом пламенем полумраке зачарованной комнаты, это ощущалось гораздо сильнее. В такие мгновения невольно поверишь в то, о чём с завидным упрямством строчат журналисты, но как же тогда разобраться в настоящем, если в прошлом осталось нечто важное, возможно, невосполнимое?
Краем глаза уловив движение, Николь чуть качнула головой, стряхнув наваждение, и обратила взор на своего спутника, который жестом фокусника извлёк из ниоткуда пузырёк с бесцветной жидкостью, таинственно мерцающий в отсветах огня.
- Сыворотка правды? – поёжившись, предположила Николь, встречая взгляд брюнета. За последний месяц её этим зельем поили бессчётное число раз, и очередного повторения неприятной процедуры не хотелось.
Гранд опроверг её предположение. Скупо пояснив, чем именно собирается её «угощать», он вылил содержимое склянки в вино. «Наверняка вкус испортил», - мысленно проворчала Николь, считая кощунством разбавлять божественный напиток непонятным зельем. Однако любопытство, свойственное её природе, уже брало верх, и Никки не терпелось выяснить, что же опять придумал её непостоянный в своём настроении спутник. Женщине нравилось, что Гранд словно ожил, стоило раздобыть загадочное снадобье, оставалось только подхватить этот дух авантюризма  довериться. Да, нужно было довериться этому человеку вновь, и  Николь не колебалась в своём решении.
- А может всё-таки чуть-чуть ещё поясните, что делает зелье? – не удержалась от вопроса Оллфорд, пока брюнет пил полученный «коктейль» прямо из бутылки. Мужчина, как и следовало ожидать, промолчал, только улыбка его стала иной, словно он думал о чём-то понятном ему одному и забавлялся от собственных мыслей.
Никки уже собиралась озвучить какой-то очередной вопрос, но замерла на полуслове, когда Гранд вдруг приблизился к ней и коснулся её лица горячими пальцами. Дыхание женщины перехватило, и она не в силах скрыть смятение, удивлённо вцепилась взглядом в глаза Гранда, в надежде найти хоть какую-то подсказку относительно того, как ей это всё понимать. Но брюнет не торопился с ответами, он медленно склонялся к её лицу, отчего Николь, кажется, позабыла, как дышать. Словно под гипнозом, она прикрыла глаза, позволяя едва знакомому мужчине целовать себя и –о – это стоило того! Едва их губы соприкоснулись, Николь как током пронзили странные образы, будто она спала наяву. Образы, похожие на…воспоминания? Поражённая случившимся, Никки невольно отстранилась, шокировано глядя на мужчину. Кажется, он что-то сказал, но она не слышала, оглушённая стуком собственного сердца.
Возможно, кто-то мог бы испугаться и бежать прочь от этого невозможного человека, который своим присутствием и странными зельями переворачивает твою жизнь с ног на голову, но только не Николь Оллфорд. Не тратя времени на лишние сомнения, женщина взяла бутылку и, не дожидаясь возражений спутника, приложилась к горлышку, смакуя ничуть не изменившийся вкус прекрасного вина. После она с шумом опустила прилично опустевшую бутылку обратно на каминную полку и неизящно вытерла губы тыльной стороной ладони, невольно отмечая, что мысли в голове тают, становятся лёгкими и невесомыми, как облака,  после исчезают, все, кроме одной. И, повинуясь этой единственной мысли, она льнёт к Гранду, мягко касаясь кончиками пальцев его плеч и ворота рубашки, а потом возвращает поцелуй, наслаждаясь тем, как все посторонние мысли, отчего-то возникающие от этого касания, растворяются под действием зелья, способного заставить человека делать то, что он в данный момент по-настоящему хочет. А Николь не имела иллюзий относительно того, чего ей сейчас хотелось.
У поцелуя вкус вина и сумасшествия. И впервые за долгое время Николь совсем не против сойти с ума.

0

23

Все происходящее меняло полюса действия. Сперва Гранду казалось, что он найдет в Николь отклик того, что почувствовал сам. Затем ему почудилось, что сейчас она врежет ему по лицу (проходили, знаем). Однако итог все равно остался прежним. Наблюдая с улыбкой азарта, как Николь тоже пьет из горлышка опасное винное снадобье, Гранд был восхищен.
Безумие всегда влекло мужчин. Андре никогда не был исключением из этого правила. Но губы и объятия этой женщины казались ему знакомыми. У него создалось такое чувство, будто бы он делал уже что-то подобное. Но в голову ничего не шло, потому он бросил попытки разгадать эту тайну, а просто отдался целиком и полностью моменту.
Гранд крепко держал девушку за талию, периодически крепче прижимая к себе за спину. Мужчина не скупился на объятие. Вино придало нужной храбрости забыть свои собственные оковы, снять маску и дать волю чувству. Скованность последние... неизвестно сколько последних лет, вечные мысли о долге, о проблемах, все так или иначе мучило Андре и не давало ему просто побыть собой, расслабиться и отдаться сумасшествию. Потому он допустил такую маленькую слабость. Только представьте, какова дерзость - целоваться фактически в кабинете директора на торжественном балу, где собралась чертова дюжина всяких важных персон. Жажда адреналина давало свое.
Гранд ненадолго прервал поцелуй, вовсе не отстраняясь от Николь, соприкасаясь лбами и путая волосы. Он спокойно, хотя и немного спешно дышал, из-под полуприкрытых век глядя куда-то в небытие. Так было всегда, со многими девушками. Вроде бы негласный порог был пройден. Кровь струилась по венам, глаза горели, но нужно ли было доводить все до логического завершения? Обычно Андрей не упускал возможности, но здесь... что-то другое. В Никки было что-то близкое, почти родное ему, он понял это сейчас, понял, что не расцепит объятий до тех пор, пока сам того не пожелает.
Он на минутку прикрыл глаза, будто бы припоминая что-то... что-то старое, совсем близкое, но почти неосязаемое. Волосы Никки забавно щекотали его щеки, и он улыбнулся одновременно искренне и лукаво. Затем, поддавшись собственному "Я так хочу" наклонил голову на бок, целую женщину в скулу, край подбородка и медленно спускаясь к шее. Дойдя до ямочки на плече он вдруг прервался. Темно-синие глаза блеснули в ночи, в упор глядя в глаза Никки.
— А что, если я скажу, что никакого зелья не было, и я все это придумал, — ровно, как он умеет, спросил Гранд, все же ослабляя хомут рук, на случай, если женщина захочет отстраниться, ударить или уйти. — И это все было ловушкой для тебя, — Гранд знал, какую игру вел. Порою, он не мог и не желал останавливаться, и в своей затее он был в некотором роде опасен. Сильный, уверенный в себе полный сил тридцатилетний мужчина, к тому же ещё и приспешник Министерства Магии. А такой как Гранд... никогда не знаешь, что придет ему в голову.
Андрей потянулся свободной рукой и взял бутылку с вином. Та манера, в которой два умных преподавателя пили из этой бутылки, подсказывала, что вполне было бы логично предположить, что там как минимум ром.
— Я не могу угадать... — Гранд пытался разглядеть истинный цвет глаз Николь в этой мерцающей полутьме, — что тебе хочется сейчас больше всего? Скажи мне, — его голос бархатом наполнял комнату. Гранд умел говорить так, чтобы при довольно тихом звучании, его голос был услышан и понят всеми. Приятный тембр в сочетании с темно-синими глазами пленил, но не очаровывал. Скорее пугал. Хотя для кого как, ведь есть те, кто любит погорячее.

+1

24

Время и пространство растворялись и таяли, Николь не вела счёта минутам и не думала о том, где находится. Мир сузился до двух человек, и ей сейчас было этого вполне достаточно. Более чем достаточно! Трепет наполнял душу женщины, расходясь лёгкой дрожью по телу, которую Николь не могла и не хотела скрывать. Перед мысленным взором мелькали расплывчатые образы лиц и событий, но Оллфорд не могла сконцентрироваться ни на чём, вся её сущность слепо и доверчиво следовала за губами Гранда и вспыхивала пламенем всякий раз, как он касался её кожи новым поцелуем. Ощущения были такими знакомыми, словно они прожили бок о бок годы, словно знали друг друга всегда и понимали друг друга без слов.
Прервав контакт, Гранд задал провокационный вопрос про зелье, на что в чёрных как сама ночь глазах Николь только блеснул огонь. Чуть склонив голову, чтобы пряди из безнадёжно растрепавшейся причёски не скрывали лица, женщина сплеталась взглядом с тем, кого знала и не знала одновременно, но кому была готова довериться, пусть даже вопреки здравому смыслу.
- Тогда я так глупо попалась в твою ловушку, - мягко ответила Николь голосом, которым сознаются в том, в чём не раскаиваются. – И как только могла? – выгнув бровь, она легко покачала головой, словно досадуя на свою слабость. Впрочем, всё это было игрой, игрой с огнём и с самой собой, и в этой игре нет ничего слаще, чем проиграть и сдаться на милость победителя.
Когда Гранд спросил о её желаниях, Николь только загадочно улыбнулась, на мгновение растворяясь в его тёмно-синих глазах.
- Тебя, - просто призналась она, и, повинуясь чему-то большему, чем можно охватить мыслью, она неспешно провела ладонью по широкой Грандовой груди, оставляя пальцы там, где стучало сердце этого отважного мужчины. Николь не имела прав на его душу, сердце, мысли, и всё это было странным и диким, как пожар, особенно на фоне трагедии, что ещё совсем недавно стягивала горло, как грубой верёвкой. Но здесь и сейчас, по вине ли коварного зелья или в угоду её собственным чувствам, неведомо откуда пришедшим, Николь не могла и не хотела сомневаться.
Рядом с таким, как Гранд, нельзя не чувствовать себя особенной, и Николь утопает в ощущении лёгкой эйфории от того, что именно ей суровый Гранд позволяет расстёгивать пуговицы своей белоснежной рубашки, а после бросить её куда-то в темноту, наплевав на всякую педантичность. Впрочем, он остаётся собой даже теперь: в нём сила, власть и капля снисхождения. Но Никки каким-то шестым чувством знает, что Гранд видит в ней больше, чем просто женщину, с которой можно скоротать скучный вечер. И на сегодня этого достаточно. Прошлое скрывает тайны, будущее закрыто, но в настоящем нужно жить, и Николь не смогла бы с точностью сказать, когда чувствовала себя более живой, чем сейчас, когда она тает в его объятьях.
Каждое новое прикосновение губ и рук действует куда надёжнее любых зелий, прогоняя из головы высокопарные мысли о жизни и судьбе. И Николь это нравится. Вновь и вновь целуя Гранда, она невольно улыбается, как, оказывается, просто можно справляться с пустотой в душе и тяжестью на сердце. Секрет прост: где не справиться одному, двое гору свернут. Особенно если вдвоём с тобой Гранд который «о-я-уже-не-могу-больше-связно-мыслить-какой-вау», а ты сама делишь собственную пламенную сущность с хищной львиной породой. Главное сейчас не сойти с ума от страсти, а потом – от сожалений, и пусть весь мир подождёт.

+1


Вы здесь » Nox » Кабинет директора » Кабинет директора ·