Nox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nox » Большой зал » Общий зал ·


Общий зал ·

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

http://s44.radikal.ru/i104/0906/2a/45808ca2724b.jpg
Самое оживлённое место Хогвартса - Большой зал. Ученики и преподаватели собираются сюда на завтрак, обед и ужин или просто пообщаться друг с другом. Также все большие мероприятия школы,такие как балы, проходят здесь. А ещё Большой зал - особая достопримечательность. Потолок здесь заколдован таким образом, что полностью копирует небо над школой.

0

2

Вылетев из комнаты и искренне надеясь на то, что окружающие проникнутся важностью момента, и не будут приставать к ней с разными вопросами, на которые девушка все равно не сможет ответить, Вероник добралась до Больничного крыла. Оставалось только порадоваться тому, что придирчивую старушку мадам Помфри относительно недавно сменила столь же педантичная в отношении болезней и увечий, но куда менее навязчивая мисс Альбани. Уж она-то точно не будет дотошно выспрашивать, что произошло и пытаться уложить в лазарет на пару-тройку дней. Вот это сейчас было бы совсем не кстати…Выцыганив у школьного колдомедика зелье от простуды (а как иначе объяснить все проявившиеся симптомы? Определенно, Алексу вчера не сиделось в замке и вот он, результат…) и мазь от мелких ран, Ник, мило улыбнувшись, слиняла в коридор.  Конечно, можно было бы попросить Адриану вывести царапины, но уж больно не хотелось предъявлять следы своей глупости кому бы то ни было.
Опрокинув в себя дозу лечебного питья, девушка задумчиво прислушалась к своему организму. Организм излечиваться пока не собирался, зато настойчиво требовал еды. Любой и желательно побольше. Так, я же вроде Алекса искать собиралась… Как-то неуверенно подумала Ник, прикладывая руку к животу. Тот отозвался возмущенным урчанием, что, должно быть, означало «Ты что, хозяйка, совсем очешуела? Вот упадешь в обморок где-нибудь на лестнице, будешь знать». И, абсолютно не зная, когда Лекс в последний раз кормил свое бренное пристанище души, Леруа была склонна ему верить. Ладно, доходяга. Пошли кормиться. Может и новоиспеченная Вероник придет туда же, «она» ведь тоже со вчерашнего обеда голодная.
Раздражение от происходящего нарастало. И лучше бы ей немного успокоиться, а то кое-кому могло не поздоровиться. Да, способность менять форму отчасти принадлежала телу, поэтому в полной мере выместить свою злость на окружающих она не могла. Но злить вейлу, даже временно находящуюся «не в себе» все равно не рекомендуется.
В Большой Вероник зашла достаточно уверенной походкой, попутно здороваясь с парнями за руку и улыбаясь кокетливо стреляющим глазками девушкам. Вот мымры… И нечего мне глазки строить, у вас все равно нет шансов. Вот вернется его величество Капранос, так хоть окосейте все сразу!
Упомянутое Величество обнаружилось за когтевранским столом, с до ужаса растерянным выражением лица. Судя по тому, с каким испугом «Вероник» косилась на своих соседок, они уже успели вывалить на нее тонну сплетней и пару раз проехаться по поводу их вчерашней ссоры. Ник пару раз вздохнула, чтобы успокоиться и направилась прямо к ним. Шушуканье и смех разом смолкли и на нее уставился сразу десяток любопытных глаз. Дааа…Кажется репутации Капраноса это не понравится.
- Вероник, можно тебя на минутку? – К тембру собственного голоса она еще не совсем привыкла, поэтому фраза прозвучала не очень-то уверенно. Таращившаяся на нее новоиспеченная мисс Леруа даже не пошевелилась. Издав еще один страдальческий вздох, Ник взяла свое тело за руку и легонько потянула на себя. – Пойдем, не укушу же я тебя, в конце –то концов.
Отбуксировав «девушку» в угол, подальше от назойливых глаз и закрыв ее своей спиной, Ник запихнула руки в карманы и оглядела Алекса с ног до головы. Надо сказать, она и не думала, что парень решиться нацепить столь короткое платье. Да и чулки мог бы надеть – замерзнет же. А уж каблуки… Как он не звезданулся с них, с непривычки-то? Особенно порадовало почти полное отсутствие макияжа – страшно себе представить, что мог намалевать на ее личике парень, ни разу не державший в руках косметику.
- Ну, - закончив с осмотром и наткнувшись на такой же оценивающий взгляд, произнесла она, - и что мы с этим будем делать? – Если честно – хотелось быстренько поменяться назад и со спокойной душой идти завтракать, а потом на занятия – то есть заняться своими обычными делами. Только вот едва ли этому было суждено сбыться.
Ник протянула руку и стерла размазавшийся блеск для губ с кожи Лекса. Точнее, со своей кожи.  Да уж, не о таком начале дня я мечтала. С тоской подумала она.

+3

3

Голова была больше похожа не пчелиный улий, чем на, собственно, голову. Две соседки, которые сидели по бокам, верещали так сильно, что Алекс вообще с трудом понимал, как можно произносить такое количество слов в минуту, причём с двух сторон и, преимущественно, про одно и тоже.. "А как ты думаешь, сколько у Капраноса было девушек до тебя? А как он любит больше? А чем он пахнет?..." Лекс глупо пил свой сок и не поворачивался ни в одну, ни в другую сторону. Слава Мерлину, я не был рождён девушкой Он пустым взглядом смотрел куда-то в сторону выхода и, казалось, считал мух. Но на самом деле в голове в сумасшедшем порядке летали мысли на тему: "И что теперь делать?" или "И как на это отреагировала Вероник?" или "В каком состоянии она сейчас" (заметьте, не "моё тело", а она) Наверное, сегодня я запрусь в каком-нибудь пустом классе и проторчу весь день. Или неделю. Пока всё не кончит...
- Вероник, можно тебя на минутку? До боли знакомый голос послышался над плечом и Алекс оторопел, замерев с бокалом в руке, изображая выражение лица а-ля "меня только что облили ведром ледяной воды". Алекс как-то не был готов к тому, что именно Алекс Капранос окликнет его и назовёт именем любимой девушки. Капранос медленно повернулся, смотря снизу вверх на высокого парня в полосатом свитере, который он обычно привык видеть на себе. Странное чувство обуяло парнем, он отчётливо слышал, как шелестит шифер съезжающей крыши...
Пойдем, не укушу же я тебя, в конце –то концов. Алекс очнулся, несколько раз проморгавшись и посмотрев на ехидные лица "подруг".
-Д-да конечно... Алекс Было до боли смешно называть самого себя по имени. Как в отделении Мунго для душевно больных На губах Алекса пробежала улыбка.
Почувствовав свою же руку, взявшую его за руку, Алекс невольно поднял бровь. Чёрт. Он закусил губу (привычка, что поделать?) Почему у меня такие жесткие руки? Даже в исполнении Вероник Парень проглотил комок, подступивший к горлу. Всё же ощущение присутствия девушки так рядом не могло не давать о себе знать. Это всё бередило старые, ещё совсем свежие раны. И внутри всё снова начинало крутить от какого-то непонятного чувства.
Пройти за "Алексом" оказалось безумно сложно, потому что дурцкие кандыбы, на которых балансировал Алекс, больше походили на орудие пыток, чем на обувь. Так, неаккуратно, то и дело запинаясь, но держась за "свою" руку, он пытался держаться как-нибудь по-Верониковски, глупо улыбаясь по сторонам, делая вид, что всё хорошо. Мда. Большой зал становится театром наших отношений.
Достигнув места дислокации, Вероник как-то не церемонясь оглядела его с головы до ног. Боже, надеюсь ,я так никогда не делал. Потому что в такие моменты моё лицо оставляет желать лучшего. А-ля Рид.
- Ну,  и что мы с этим будем делать? Алекс ждал этого вопроса. Более того, он сам задавался им всё утро. Лучше было не просыпаться вздохнул он. Но тут стоящий напротив Алекс почти бесцеремонно вытер блеск с его губ. В зале кто-то выронил ложку и она гулко поскакала по каменному полу. Алекс аккуратно отвёл свою же руку в сторону. Не теперь, дорогая моя. Мы "в разводе". Не делай из меня того, кем я не являюсь, прошу тебя. Мне и так больно. Алекс  сделал выражение по-строже, вспоминая вчерашнюю сцену в больничном крыле. Он посмотрел пустым взглядом за плечо самого себя. Обзор открывался не полный, конечно, ибо Алекс был выше Вероник. Он не мог не заметить, как пара десятков заинтересованных глаз наблюдала за ними.
Алекс опустил глаза в пол, совершенно по-девичьи заправляя светлую прядь волос за ухо. Постепенно, хоть и очень медленно, Алекс пытался входить в свой образ.
-Жить, Вероник, жить - Он поднял глаза на неё и посмотрел в свои же глаза. Но они сейчас были точь-в-точь как у Вероник. -жили же как-то до этого, вот и теперь будем жить
Он пропустил паузу. В эту фразу он вложил слишком много смысла.
-Если ты хочешь знать что это с нами Он нервно сглотнул, осмысливая то, что сказал -то увы, я точно в таком же положении, как и ты.
Он снова посмотрел вдаль, но теперь уже стоя уверенно, даже на этих каблучищах.
-Будем ждать, когда всё вернётся назад. Алекс посмотрел на Вероник снова и его глаза чуть тронула улыбка. Это всё, Вероник, что я могу тебе сказать.

+3

4

Конечно, Ник никогда не могла с достаточной долей вероятности предугадать реакцию Алекса. Но когда он вдруг отвел ее руку в сторону, словно прикосновение было ему неприятно, это не могло не задеть. Девушка слегка сощурила чужие глаза, продолжая смотреть на себя, замершую в полуметре. Хотя… А чего ты ожидала, Ники? Что он бросится тебе на шею, благо, что облик к этому располагает? Глупо, очень глупо…
Она неотрывно смотрела ему в глаза и поэтому не могла не заметить, как вдруг изменился его взгляд, как выпрямились плечи под тонкой тканью платья. Девушка слишком хорошо знала, что это значит… Алекс сделал свой выбор. По правде сказать, он сделал его еще вчера, но именно сегодня последняя надежда Леруа на то, что они могут хоть как-то жить хоть в каком-то подобии взаимопомощи, разлетелась вдребезги.
- Жить, Вероник, жить. – Словно подслушав ее мысли, откликнулся парень, кривя ее губы в легком подобии улыбки. – Жили же как-то до этого, вот и теперь будем.  Ник показалось, что в этой фразе определенно есть двойное дно, но не спрашивать же, что он имел в виду, в конце концов. Рука, каким-то чужим движением взъерошила волосы и вернулась на свое законное место – в карман брюк. Так было проще справится со слегка нервным подергиванием пальцев – будто они вот-вот возьмут гитару и начнут свой привычный бег по струнам гитары. Не в этой жизни…
Ник вскинула голову, отвлекаясь от рассматривания своих же голых коленей. К словам Лекса она уже почти не прислушивалась. Так, отмечала краем уха, что он тоже понятия не имеет, отчего и почему случилось то, что случилось. Впрочем, это и так было понятно – стоило только взглянуть на его выражение лица там, за столом. Вейла даже слегка устыдилась своей недавней мысли – как будто парень нарочно устроил все это, чтобы отомстить ей… Но последняя фраза все же заставила ее вернуться в реальный мир.
- Будем ждать, когда все вернется назад. – Холодно уронил он, словно речь шла о погоде.
Что, я не ослышалась? Он и вправду собирается сидеть, сложа руки и ждать, пока на нас падет манна небесная? О, потрясающе! Кажется, попав в тело блондинки он растерял все мозги… Раздраженно думала она, абсолютно игнорируя то, что этой самой «блондинкой» была она сама.
- Замечательно. – В том же тоне проговорила она, нервно хрустнув костяшками пальцев и сама же слегка вздрогнув от этого звука. – Хочешь ждать – не смею тебя отговаривать. Только не могу пообещать, что сама займусь тем же. – Она не хотела грубить, но сдерживаться становилось все тяжелее. – Лично «я»… - она выделила это слово, чтобы подчеркнуть – независимо от того, каким телом Ник обладает, она не собирается изменять самой себе и своим принципам… - попытаюсь найти способ вернуться в свое тело. Ты уж извини, но оно мне нравится несколько больше твоего. Ну…Это тоже очень даже ничего… Даже более чем «нечего»… Но так как помогать ты мне не собираешься… Небольшая пауза, давая возможность передумать. То попытайся хотя бы пойти мне навстречу и не делать ничего, чего бы не стала делать я. Особенно если учесть, что я сама нечто такое вчера уже натворила. Только бы Шон не стал устраивать «серьезных разговоров», пока я не найду выход… И, будь добр, не пропускай занятия. Мне не нужны плохие оценки…
Фразы были сухими, отрывистыми, но не только потому, что Ник таким образом сдерживала свой гнев. Да, отчасти она злилась на Алекса, за то, что он так легко сдается, даже не попытавшись что-либо сделать, но… Но не это было главным. На самом деле, ей было больно. Да, вчерашний день казался чем-то безумно далеким, а его события – словно припорошенными пылью времени. Но такие раны не зарастают так просто, особенно если их разбередить столь необычным способом. Ник, не вздумай реветь, черт тебя дери. Будь мужиком! До боли закусывая губу, твердила она себе. Получалось не очень…
От нового приступа жалости к себе любимой ее отвлек шум за спиной. Обернувшись, она с удивленно округлившимися глазами наблюдала за разгоревшейся ссорой между - кто бы мог подумать! - преподавателями. Нет, от мистера Паула этого вполне можно было ожидать. Несмотря на то, что он был, пожалуй, любимым преподавателям Ник, она никогда не была склонна его идеализировать. Настоящий слизеринец - он иногда вел себя так, что волосы дыбом вставали. Но мистер Гранд... Этот мужчина не производил впечатления драчуна и задиры. Так, кажется не только меня и Алекса постигла такая доля...Похоже, все хуже, чем я думала... Она обернулась назад, уставившись на Лекса в ожидании его реакции.

+4

5

Алекс глядел на Вероник с упрёком. В его глазах читалось что-то молящее и беспокойное. Беспокойная тень металась в его думах и он сам чувствовал как мелкий камень сыплется в грудь, нарастая в огромную кучу, груду камней, пришпиливая его к земле. Не хотелось никого видеть, только грусть и отчаяние, грусть и отчаяние нарастало внутри, превращаясь в бурлящий поток, льющийся в душу, обжигая её края и переполняя глотку, заставляя в глазах крутится кадрам из последних дней жизни. Чертовски болели глаза и хотелось спать, как будто не спал всю ночь напролёт. Было тяжело, хотелось бежать в темноту и тишину. Вязкую плавную тишину без давки в горле и груди.
В спине начинало болеть и щемить от боли.
Ноги отягощались и начинали выть, словно были изнеможены болью. Становилось трудно дышать, воздух скапливался вокруг него и давил всем весом на грудь, на плечи, на руки и голову, заставляя уйти в себя от мира, уйти дальше, уйти от всех них и никогда больше никого не видеть. Что за хандра накатила на него в ту минуту, зачем?
Хотелось ударить со всей силы, хотелось бить, судорожно стучать по клавишам своей жизни и скорее закончить её и перейти к трагическому реквиему. Ник что-то сказала. Он поднял глаза. Всё казалось до рвоты противным и обычным. Что за примитив, мерзость, обыденность, пошлость, скупость! Почему всё похоже друг на друга?! Слова те же, те же выражения лиц, взглядов, поз, ожиданий! Все одно, всё то же и по тому же, зачем?! Кому это нужно.
Пошлость
Душа обливалась слезами и криком, раздирающем воплем рвалось наружу. Хотелось впасть в истерику и биться об землю в приступе нервозности. Всё опять, всё то же! Всё то же время, те же нравы и пагубность.
Претит... претит эта самовлюбленность людей и жизнь становится пустой. В этих печатных ошибках и описях, в этой жуткой никчёмности и страхе людском. В их идиотских вопросах и их никудышности. Зачем мне такая жизнь... Глубокий вздох разорвал грудь и стон вырвался наружу.
Он видел её глаза, эти глаза были в последний раз и душу рвало напоминание вновь и вновь. Вот теперь её душа стояла перед ним и прощалась, теперь как никогда хотелось обнять её и прижать. Как это было примитивно и просто, как уныло и мерзко, но как хотелось это сделать! Как хотелось умереть здесь на её руках. Но оставалось только ожить и смотреть на неё, теперь уже со стороны. Хотелось взять её за руку и кричать на неё, сказать что он ненавидит её за то, что она есть, что она разбила ему сердце, прижать и оттолкнуть снова, крикнув вслед то, что никогда бы не сказал раньше и прежде теперь. Я люблю тебя, я люблю тебя! Тебе и тебя одну! И всегда любить тебя буду, не смотря на всё, что будет с нами, с нами двумя, со мной и тобой и только с нами! Почему хочется умереть, только от её взгляда, почему хочется смотреть ей в спину и думать, и думать о том, почему она теперь не развернётся и не обнимет тебя как прежде, неужели это так сложно!? Неужели сложно!!? Почему, почему вся жизнь наша сводится только к тому, чтобы любить, зачем эта любовь, кому она теперь принесла счастье? Только слёзы, слёзы и страдание она сеет повсеместно, неся грех за собой, заставляя человеческую душу обливаться слезами, касаясь невзначай только её руки. Только одну. Только взгляда было бы достаточно, только встречи случайной, внезапной, неоправданной! Чего только стоит встретить её в коридоре, поднять на неё глаза, подавить улыбку, сжать руки до крови и пройти мимо, словно ты никогда не видел её и не увидишь больше никогда, только в глубине своей многогранной души. И если она спросит тебя "что с тобой, что-то случилось?" Ты лишь сдавленно улыбнёшься ей в ответ, сказав, что всё в этой жизни слишком просто, чтобы объяснить что с тобой. А сам будешь думать, как, как ей объяснить, как дать понять, что ты любишь её! После того, что было, что прошло между вами, или просто с ней.
Твоя душа будет рваться и дальше, распускаясь по ниткам на ерунду, а ты погибнешь, так никогда и не узнав, что такое настоящее счастье. И ты будешь думать, жалеть себя! О, как же она могла бросить меня такого! Она же не могла не знать, что ты влюблён, как последний дурак, как идиот, который ничего не смыслит в любви и чести!
Теперь, когда хочется бросить всё к чёрту и начать заново, ты думаешь, что никогда не сможешь этого сделать, ибо то, что есть и то, что было будет тащить тебя вниз, словно камень на шее. И никто, никто тебе не сможет помочь, кроме тебя самого, единственного тебя и никого другого.
Всё к чёрту, прощаться, так с легкостью! Почему эта любовь не принесла тебе счастья? Может потому, что ты не любил её никогда? Да нет, любил конечно, что за чушь! Просто ты никогда не сможешь стать тем, кого полюбит она и в этом твоя последняя причина, тварь. Ты - никто, она - всё. И никогда ты не сравняешься с ней и не будешь ей равным. Не теперь. Не сейчас, не сегодня.
Алекс выдохнул, оказалось, он не дышал до сих пор.
-Вероник, всё будет так, как должно быть. Я буду хранить твою честь с достоинством. И это будет последним твоим, что я смогу хранить у себя. Последнее, прощальное твоё письмо мне - это все сейчас я, и никогда мы ничего не изменим более. Я не смогу, а ты не захочешь. Он развернулся и ушёл. Куда идти - не представляло особого значения, ибо да появится тропа под ногами идущего.

+2

6

И вот Шон услышал заветную фразу. Почему-то захотелось слинять из Большого зала как можно быстрее. Парень волновался, что кто-нибудь заметил что-то неладное в поведении «Катрины». Быстро поднявшись из-за стола, что было, конечно, ошибкой, потому что получилось это очень неуклюже, Оуэн развернулся и направился к выходу, на своих «шпалах»…Но не тут-то было.
В зал зашёл и двигался в сторону стола Адам. Вернее, не Адам, а Тайлер..настоящий. Будучи за спиной своего спутника, юноша, естественно заметил пристальный взгляд настоящего Рида на своё собственное тело… Упс, кажется драка в Большом будет не единственной дракой за сегодня. Когтевранец ухмыльнулся, и его выражение лица приняло совсем не женственный вид. Потом он, буквально на мгновение, поймал взгляд слизеринца… взгляд, такой..влюблённый, что ли?!
Ууу, как всё запущено… - улыбка буквально не сходила с лица «Кэт» - Ловко окрутила парня, молодец, хвалю – семикурсник еле удержался от смешка, повернулся к Адаму..а его уже и след простыл!
-Черт, этот чудила со своими планами обо всех забудет, - проворчал себе под нос Шон и вышел из зала.
Конечно, до седьмого этажа нужно было ещё доползти, но, уже более-менее тренированный, он благополучно преодолеет этот путь без проблем. По крайней мере ему так казалось.
Второпях, он снова заметил выясняющих отношения Вероник и Капраноса. На лице девушки была такая вселенская грусть, что юношу на секунду охватил приступ гнева. Черт подери, что сказал этот музыкантишка бедняжке Ник?!  Узнаю, что он её обидел, или не дай Бог, оскорбил – от него даже обломка гитары не останется! Хотя вид самого же Капраноса тоже не внушал радости, но на него молодому человеку в данный момент было далеко наплевать. Безумно хотелось поговорить с мисс Леруа и узнать что к чему… Но когда он может это сделать неизвестно, потому что Грин вряд ли общается с шестикурсницей с Когтеврана. И с кем она вообще общается?? Кроме любви своей, пф.. Кстати, где он?! Неожиданно Оуэн вспомнил про цель своей спешки и ринулся было в след за «Ридом», но… Сделав неосторожный шаг, семикурсник оступился, зацепился шпилькой за другую туфлю и упал… прямо на Вероник.
Чертовы каблуки!! Ненавижу!! И далее несколько непечатных выражений пронеслись за секунду в голове «Кэт». Мало того, что он упал сам, так ещё и повалил ни в чем не повинную девушку…
Пока никто ничего не успел сообразить, Шон поднялся на ноги(правда с третьего раза), отряхнулся, помог встать когтевранке(чуть не свалив её снова) и даже поправил её внешний вид. Сначала в его взгляде ясно читалась растерянность и раскаяние, но вспомнив, в чьём теле он находится, молодой человек, скривил надменную гримасу и ляпнул что-то вроде: «Прошу прощения». Он говернул в другую сторону и с фразой «Ад.. Тайлер, подожди меня!» практически побежал в сторону кабинета.
Идиот, идиот, идиот! Когда стану нормальным, я запрещу Ник ходить на каблуках, это точно.

Отредактировано Шон Оуэн (1 марта, 2011г. 22:30:48)

+2

7

Они так и продолжали стоять друг напротив друга, позабыв про то, где они находятся, про то, что их окружает сотня людей, про то, что со вчерашнего дня они для друг друга никто. Позабыв про все на свете... И только самые близкие люди, знающие их (к коим отнести можно было разве что Оливию и Адама) увидели бы в этих глазах все то, что было скрыто для остальных. Боль, отчаяние, совершенное отсутствие хоть какой-то надежды на благополучный исход. Пожалуй, снимай эту историю какой-нибудь магловский оператор, он обязательно сделал бы на этом месте круговую съемку. Да, это определенно было бы правильно - показать их именно так - такими, какие они есть. Такими, какими их больше едва ли кто-то увидит. Такими, какими они больше никогда не будут. Но... Какая съемка, о чем вы говорите?! Если бы это было кино, по сценарию давно наступил бы хэппи энд. И они были бы вместе и были бы счастливы. Были бы...
Выдох - и Ник понимает, что предыдущие несколько минут (или часов? сколько же времени успело пройти?) ни один из них не дышал. Но следующие слова Алекса заставили вновь затаить дыхание. Просто для того, чтобы не сорваться, чтобы не закричать в голос, чтобы не разнести к черту весь этот зал...
- Вероник, всё будет так, как должно быть. Я буду хранить твою честь с достоинством. - И вновь в его фразе есть двойное дно. Только на этот раз Леруа сумело уловить то, что он хотел сказать, но не решился. Это было его прощальным обещанием. Той самой последней каплей, которая сумела переполнить чашу обоюдного терпения. Все, конец. Иллюзий больше нет.
- Будь добр, поздравь за меня Оливию. Я не хочу, чтобы моя лучшая подруга думала, что я забыла про нее в такой важный для нее день. Жаль только... - Она не договорила. Отчасти, потому что произносить окончание фразы не было смысла. Отчасти, потому что мысли ее в это время были заняты совершенно другим. Она думала о том, что впервые в жизни она - всегда искренняя Вероник Леруа - с полным правом могла назвать себя лицемеркой. И это было больно... - Подарок в моей тумбочке, завернут в голубую бумагу, так что ты не ошибешься. - И не говоря больше ни слова, не глядя на удаляющегося в направлении выхода Алекса, не обращая внимания на привычный шум Большого зала, Ник двинулась к Гриффиндорскому столу. За ним уже успел примоститься Адам, но девушке было не до него. Единственным желанием было поскорее перекусить первым, что попадется под руку и отправится на урок. А, да, еще хотелось лечь прямо на холодный пол зала и умереть. Жаль только, что это было нереально...

+2

8

------> Комната Старосты Девушек
Рома неуверенно шагала, спускаясь по ступеням, ведущим к её комнате. Улыбка так и не сходила с губ юной леди, от чего она казалось ещё солнечнее ,ещё радостнее, ещё красивее. В гостиной она остановилась, оглядывая всю обстановку. Здесь было очень тихо, но события вчерашнего вечера были ещё осязаемы. Рома смущенно посмотрела в пол, вспоминая силуэт парня, лежащего вчера на этом диване. Она подошла ближе, ставя на диван сумку с пергаментами и не меняя выражения лица. Чуть помедлив, девушка  закопошилась в сумке, выуживая оттуда чистый листок пергамента. Она подошла к столу, на котором как всегда были перья и чернила, так аккуратно прибранные домовиками за ночь. Она обмакнула кончик пера в чернила и стала выводить своим красивым каллиграфическим почерком некоторые слова. Затем, она свернула листочек пополам, подписала его сверху и палочкой, заставляя листочек левитировать, послала его прямо под дверь комнаты парней.
Затем девушка взяла свою сумку и спешно покинула гостиную, мимоходом глянув в зеркало и поправив челку.
Листочек, посланный брюнеткой, послушно проскользнул в дверную щель и, пролетев её пару метров, улёгся на смятое постельное бельё мистера Дэниэлса. Листочек был следующего содержания:
"Адам,
хочу попросить извинения за вчерашний день. Извини, что усомнилась в правоте твоих слов. Надеюсь, ты не держишь на меня зла.
Рома."

Девушка легко порхала со ступеньки на ступеньку, сумка следовала за хозяйкой, ровно так же, как и полы платья и мантии разлетались от скорости передвижения. Ромка раздавала приветы направо и налево, ровно так же, как и тёплые и лучезарные улыбки. Когда она достигла наконец-то дверей Большого Зала, она, как будто споткнулась. Вместо обычного жизнерадостного помещения её ожидал угрюмый зал, выполненный в черных тонах. Девушка осеклась, и улыбка медленно сползала с её губ. Сзади кто-то на неё наткнулся, Рома повернула голову на звук.
-Ой, Оливия, рада тебя видеть! - сдавленно проговорила Рома подруге, осматривая её и продолжая, -ты чертовски прекрасно выглядишь!.
Рома всё же улыбнулась подруге, а потом указала на Большой Зал. -Смотри Лив, что бы это могло значить? - вопросительно посмотрела Рома на подругу.

0

9

===========> Коридор перед БК

В ту ночь Тайлер и правда не сомкнул глаз. Просто сидел, тупо уставившись невидящими глазами куда-то в темноту - факелы давно погасли - и думал. Думал о том, как же все-таки несправедлива судьба. О том, что наказание, которое она выносит, не всегда соразмерно вине человека. О том, что всего за какие-то несколько минут может навсегда измениться жизнь сразу нескольких людей. И о том, что он уже никогда не будет прежним. Это была третья смерть в его, такой короткой жизни и это было слишком. И если мать он просто напросто не знал, чтобы до конца прочувствовать горечь от ее утраты, а Кейтлин знал, но всего пару недель, что в общем-то никак не повлеяло на ту боль, что повлекла ее смерь, то Кэт... Они жили бок о бок целых семь лет. И все эти семь лет, если разобраться, терпеливо шли к тому, чтобы быть вместе. Притирались, привыкали друг к другу... И как раз в тот момент, когда они наконец-то решились на то, на что решились... Это было ударом под дых. Это было запрещенным приемом. Но это было...
От своего сомнамбулического состояния он очнулся лишь тогда, когда за окнами окончательно посветлело. Да, солнца еще не было, но и в факелах необходимость отпала. Он осторожно опустил на кровать мертвенно-холодную руку девушки и поднялся на ноги. тело затекло от неподвижного сидения в течение нескольких часов и теперь невыносимо ломило. Внешне же слегка шатающийся, с синяками под глазами и бессмысленным взором, парень создавал впечатление мертвецки пьяного. Тайлер обошел койку и тронул плечо друга. Едва ли Элайджу пришлось лучше, чем ему самому. Разве что он спал, в отличие того же Рида... Джей поднял на него глаза и Тэй как-то отстранено почувствовал, что его губы разъезжаются в сторону, складываясь в нечто, что могло бы напомнить улыбку.
Я в порядке... Хотел произнести он, но не смог. И лишь состроив еще одну гримасу, он направился к выходу, надеясь, что друг последует за ним.

Как Тайлер оказался в своей комнате - он не помнил. Понял лишь в какой-то момент, что стоит под душем, а по ее коже стекает холодная вода и продрог он уже буквально до самых костей. А рядом неаккуратной кучкой валяется его, измаранная в крови и осеней траве одежда. Он выбрался из ванной, растерся полотенцем, тщетно пытаясь согреться и прошел в комнату. Впервые за столько времени она показалась ему пустынной, хотя, если разобраться, кого он ожидал здесь увидеть?
Кажется, хотелось есть. Точнее, он осознавал, что не ел уже около суток и ни к чему хорошему это не приведет. Вот только идти в Большой, смотреть кому-то в глаза... Это было слишком сложно даже для него - мастера в плане притворства.  Но вариантов не было. И, облачившись в первое, что попалось под руку - даже не глядя на то, что это было - парень направился вниз.

Толпа у дверей, монохромная гамма, испуганные и растерянные взгляды учеников - все это он отмечал больше машинально, чем действительно обращая на это внимание. Элайджа в зале еще не было, поэтому под пристальными взглядами к столу своего факультета он шел один. О, как же не был похож он сейчас на того, каким привыкли видеть Тайлера Рида... Затрапезный вид, потерянный и забитый взгляд, опущенные плечи... Он неловко опустился на скамью, ненадолго подняв голову и встретившись глазами с сестрой. Всего на мгновение... Потом его взгляд вновь уткнулся в тарелку с каким-то невнятным содержимым и парень потух. Ничего больше не имело значения.

+5

10

Он стоял перед залом и ощущал на себе сотни пар глаз, которые ждали его, ждали его "приговора".  А Малион молчал. Тишина не царила в эту минуту. Кто то шептал, кто то кричал...а кто то сидел, уткнувшись лицом в ладони. Паул выудил из толпы Рида, который выглядел похоже хуже всех.
Кхе кхе...-прервал гомон педагог и сжав челюсти, обвел взглядом всех присутствующих. -Сегодня мы собрались здесь не просто для того чтобы набить желудки.-профессор посмотрел на учителей и продолжил
-Мы здесь для того чтобы почтить памятью ушедшую от нас.-Паул говорил громко, усиления звука не требовалось, а в голосе чувствовалась стальная твердость, будто бы он оглашал приговор. -Замечательная ученица, ответственная староста, любящая подруга... - Малион замолчал, случайно позволив себе убрать глаза вниз, понимая, что кое кто сидит и ему явно не хорошо. Но вот глаза декана вновь смотрят куда то в воздух зала. -любима учителями, уважаема школой...Катрина Грин сегодня ночью пустилась в свой последний полет.-Паул снова сделал паузу, собираясь с мыслями. По залу пошел гул и странные звуки.
-Но мы должны знать, почему она скончалась. Это был результат полета. Полета на метле. Уважаемые ученики и учителя, пожалуйста, сегодня, в 15 00 состоятся похороны,  на лесном берегу. Просьба всех прийти и проводить Катрин. Ей несомненно будет приятно...
Паул последние слова сказал охрипшим шепотом и сел, откинувшись назад, на спинку кресла и закрыв глаза.

+1

11

Выйдя из своего большого и совершенно неудобного директорского кабинета, Гранд решил совершить дефиле по замку и осмотреть свои владения, подобно охраннику, который, прежде чем охранять дом, должен знать в нём каждый угол.
По мере прохождения каждого этажа, Гранд отмечал, как прибывает поток учащихся. Как они, сбивая его с ног, торопятся опоздать на первую пару, а, может быть, ещё и перехватить пару бутербродов в Большом Зале. Гранд смотрел на всю эту неразбериху и закатывал глаза, раз от раза с горечью вздыхая - этот корабль, на котором царит хаос, ему придётся вести в открытое плавание. Что-то придётся менять,как-то нужно стимулировать учеников к обширной деятельности, стимулировать их ум и заинтересовывать в изучении магических законов. Но что там до учеников, если преподаватели представляют собой основной контингент борделя. Гранд фыркнул, вспоминая Ди'Альмо, Астеро и Паула. Первая мысль, приравненная к  "уволить всех к чертям собачьим" была убрана на задворки сознания с биркой "не интересно". Он хотел подумать над тем, как заставить их работать и учить детей хотя бы чему-нибудь.
Между тем, Гранд добрался до Большого Зала. Только его увидев, Гранд понял две вещи: что он слишком долго бродил по Хогвартсу и что зал уже успели привести в состояние, близкое к траурному. Сперва Гранд грешным образом подумал на Николь, но затем, увидев Паула в центре, понял, что, скорее всего, Паул соизволил заняться своими прямыми обязанностями. Гранд снова хмыкнул. Он, опершись плечом о косяк двери и скрестив руки на груди, стоял в дверях и смотрел наглым взглядом на Паула.
Гранд мысленно комментировал каждую фразу, сказанную Паулом, то обвиняя его в лицемерии, то в излишнем пафосе, то и вовсе во всех смертных грехах. Но когда тот сел, Гранд, точно слегка оттолкнувшись плечом от своего места, двинулся вперёд, проходя своим шикарным шагом по центральному проходу. Андрей отмечал лица учеников - почти все молчали, кто-то тихо шептал соседу что-то на ухо, кто-то молча смотрел в стол, редко, кто плакал. Дойдя до преподавательского стола, Гранд помедлил, будто что-то забыл сказать напоследок. Он повернулся к залу, отмечая, как огромное количество глаз смотрят в этот момент на него. Он негромко, как будто обращался к соседу, но убедительно произнёс
-Министерство Магии приняло решение отстранить директора от занимаемой им должности. Он помолчал, оглядывая весь зал. -Уроков сегодня не будет, мы должны проститься с умершей мисс Грин. Можете продолжить свой завтрак. .
Он поднялся по паре ступенек и сел на стул в центре стола, вместо приветствия, лишь кивнув головой тем. с кем встретился взглядом. Гранд искренне надеялся, что ему не придётся объяснять всем, кто занял место ушедшего директора.

+2

12

Стол Когтеврана <---
Подойдя к кубку, Мид, без особых раздумий, слегла раздвинула плечами ребят, столпившихся вокруг ("Ишь как все захотели, чтобы их желания кто-то исполнил... Ну, а я чем лучше?"), и бросила свой свиточек в огонь, дождавшись, чтобы пламя вспыхнуло и окрасилось всеми цветами радуги по очереди.
Теперь делать было катастрофически нечего. Плеер обещал, что скоро сядет, томик Фрейда в сумке почти дочитан, уроков нет, и... как же себя таким образом развлечь?!
Пусть появится кто-нибудь. Вот так - бум! - и появится. Оххх, дома и то было веселее...

0

13

-----> Гостиная Гриффиндора

Настроение Эймса заметно повысилась до прежней отметки «лучше обычного» или «как обычно лучше». Он уже, приоткрыв рот с интересом слушал и наблюдал за своими собеседниками, чрезвычайно радостный появлению компании. Познакомившись с Адамом он мысленно записал у себя в голове напротив его фамилии «отличный парень». Хотя бы чувство юмора и дерзкий вид уже подстёгивал в Алладине его былое юношеское безумие. - Какими судьбами в нашем сумасшедшем доме…? – поинтересовался блондин. Эймс задумчиво почесал шею, -буду втирать в ваши юные головы всякую ерунду на тему жизни магглов, – пожал плечами Эймс, как будто ему было это всё равно. -А это Рози, гроза Гриффиндора и мисс «Стальная бита» по рейтингу четырёх факультетов, – Эймс с очень милым и добродушным видом легко нагнул голову в знак приветствия и рассмеялся словам Адама. Значит, квиддичные ребята! Отлично, просто супер как здорово. А я-то думал тут всё совсем мертво, – продолжал он улыбаться, обнажая белые зубы и разглядывая своих собеседников. Глаза Эймса блестели. При упоминании о коте, Эймс присел на корточки и протянул палец животному. Пепельное существо замахнулось лапой на невинного собеседника, даже с ним не познакомившись. Дэвид еле-еле успел убрать палец. -Эй! За что? – недоумевал Эймс, поднимаясь с корточек – Оно не кусается, оно только откусывает, – в сторону обронил Эймс. -Может, перенесём собрание туда, где кормят? Здесь, конечно, очень неплохо, но сервис у нас пока слабоват, – предложил Адам. Эймс сделал искренне удивленное лицо – Как!? До сих пор? – хмурил он брови и округлял глаза, - -На кой чёрт тогда я приехал? – в шутку возмущался Эймс, - Но так и быть, спустимся в Большой ещё раз. – с легкой улыбкой ответил Эймс.
По пути вниз, Дэвид рассказал немного ребятам о том, что было в его время здесь, в Хогвартсе. Как они с другом чинили беспорядки, как доставали некоторые запретные вещи из секретных тайников, и даже увеселил подростков байкой о «Никки с седьмого курса». -Но… дело давнишнее, вспоминать об этом не стоит, –с очаровательной улыбкой говорил он. Тем временем они уже подошли к Большому. На глаза Эймсу попался всё тот же кубок. Он, слегка прищурившись, на него посмотрел. -Эй, Адам, ты пока тут приговори пару тостов, а мы с Рози, – он обратился к девушке, по-прежнему улыбаясь и излучая глазами свет, - сгоняем к кубку, – он шутя указал на кубок через плечо, - Рози, что думаешь?
Эймс думал над желанием всё то время ,пока гулял по замку. Что бы написать? Хм.. это скучно… это избито… а хотя, а что на счёт такого? – поджал игриво губы Алладин и начиркал своим неаккуратным размашистым почерком на листке бумаги: «С тебя классная самба посреди большого» - ухмыльнулся он и кинул с размаху листок в огонь.
Неаккуратно повернувшись, вероятно, слишком резко, он задел кого-то плечом и кого-то повалил. -О, извини-извини! – торопливо пробормотал он, подавая руку девушке, которую он нечаянно задел. Дэвид очаровательно, (впрочем, когда было иначе?) улыбался незнакомке, искренне сожалея о содеянном. -Извини, я что-то не рассчитал траекторию вписывания, - улыбнулся он опять, отмечая на плечах девушки наушники. Эймс искренне удивился. Оу, в наше время этого не практиковали… . Он указал на наушники, - чертовски удобная штука, что слушаешь?.
Девушка была очень симпатичной и Дэвид не прочь был с ней поболтать. Красивая фигура, приятная внешность, элегантный вид, что ещё нужно для знакомства?

+1

14

Задумавшись, Эванна нередко уходила в себя, и даже средь толпы она умудрялась остаться одна, наедине с размышлениями, воспоминаниями. Вот и сейчас она вспоминала родной дом, мать с отцом, брата, их весёлые игры. Их семью смело можно было назвать образцом хорошей дружной семьи, хотя они не являлись мормонами или тому подобными сектантами с культом семьи и благодушия.
И вот в самый глубокий момент её измышлений, когда Эв чувствовала, что стоит у Кубка вроде как даже одна, резкий тычок в плечо и внезапная перемена положения с вертикального на горизонтальное, плюс встреча пятой точки с холодным полом и другие мелкие неприятности заставили Эви выйти из себя и вернуться в реальность.
А реальность была такова: она сидит на полу Большого Зала с самым ошарашенным для этого занятия видом, слух оглашают громкие извинения с явной ноткой сожаления в голосе и перед носом Анны оказывается рука, уверенная и крепкая на вид, а когда девушка схватилась за неё, она поняла, что рука ещё и тёплая и вообще какая-то дружелюбная. Встретившись взглядом с обладателем руки, она увидела зеленовато-синие глаза, чёлку и лицо парня явно старше её. Старше любого ученика в Хогвартсе. Но всё же молодого.
- Я... о... ничего страшного, - Эв поспешно заулыбалась и отряхнулась. - Ничего, это я зазевалась-задумалась. Со мной бывает... А музыка... - Эванна взяла наушники и невесть зачем потеребила их в руках, пытливым взглядом меряя незнакомца, точно пытаясь убедиться, эти ли наушники он имел ввиду. - А это... ну, это маггловская группа, ты такую навряд ли знаешь... ''Muse'' называется.
Вот тебе и бум! Это не просто бум, это какой-то бум-бум-бам-бам-бах-трах-та-ра-рах! - всё ещё опешивше думала Мид, переминаясь с ноги на ногу, всё ещё не вполне понимая, как себя стоит вести.

+3

15

Башня Гриффиндора<----------

Эймс мило беседовал с Рози о котах, а Адам всё гонял в голове неожиданно посетившую эту самую голову мысль. Неужели препод?! – ужасался блондин, разглядывая нового знакомого. Семикурсник припомнил, в каких незатейливых выражениях говорил с Дэвидом до сих пор, и мысленно выругался. Парень, ну ты и влип, - уныло констатировал Адам, выходя из гостиной впереди своей странноватой компании.
Но, как ни странно, магловед продолжать поддерживать беседу так, будто был таким же школьником, как они сами. Он непринуждённо шутил и травил различные байки из своей жизни, заставляя обоих подростков громко смеяться. Дэм с трудом представлял, как теперь обращаться к Эймсу и как вообще себя с ним вести. Но природа заложила в беспечном блондине умение не задумываться о подобных вещах слишком долго, посему он забил на эту проблему.
-Эй, Адам, ты пока тут приговори пару тостов, а мы с Рози сгоняем к Кубку, - сообщил Эймс, когда шумная троица как раз достигла дверей Большого зала.
-О’кей, не заблудитесь, - усмехнулся Адам, который уже минут пять мог думать только о том, как он сядет за стол и съест всё, что только сможет найти. Не заставляя себя долго уговаривать, гриффиндорец шустро добрался до пристанища своего факультета и с жутко довольным видом принялся скидывать в свою тарелку всё подряд. А когда там образовалась внушительная горка, парень приступил к завтраку, иногда прерываясь на разговоры с сидящими рядом знакомыми парнями.
С учётом того, что Адам вообще был парень быстрый, тарелка опустела в рекордные сроки. Залив свой завтрак стаканом сока, блондин наконец-то был готов к чему угодно, что мог ему устроить этот многообещающий день. Не теряя времени зря, Дэм встал из-за стола и огляделся в поисках Рози и нового магловеда.
Эти двое обнаружились как раз возле Кубка огня, стоящего посреди Большого зала. Адам, широко улыбаясь, дабы всем продемонстрировать своё отличное настроение, направился в сторону искомых личностей. Приблизившись к ним, он заметил новую участницу их импровизированного собрания.
Эванна выглядела непривычно зажатой, что смотрелось довольно забавно. Одарив когтевранку улыбкой, Дэниэлс остановился возле Кубка и обвёл компанию задумчивым взглядом. Странен ему был этот состав, но ничего против он не имел.
-Привет, - обратился он к Эве. – Ну и что мы будем дальше делать? – теперь вопрос адресовался всем. – Можно сходить куда-нибудь, благо выходной, - он косо глянул на Эймса, так и не решив, стоит ли продолжать общаться с ним так свободно. – Да, профессор? – не удержался он от лёгкой подколки. Этот тип ну никак не вязался с преподаванием в сознании гриффиндорца.

офф|офф

теперь ждём Рози

+2

16

Смущение и некоторый быстрый говор собеседницы напрочь вывел Эймса из суетливого состояния. Растянув улыбку набок, он разглядывал бесцеремонно лицо девушки, изучая даже ресницы. - А это... ну, это маггловская группа, ты такую наврятли знаешь... ''Muse'' называется. – объясняла девушка, очевидно, считая, что Эймс ни черта не понимает в современном устройстве немагического мира. Хотя, сказать честно, Эймс действительно не особо любил всё это барахло. Ему банально это не было интересно. Но про группу Muse он слышал. По ней сохли добрые стада девушек, особенно по такому… элегантному солисту, коим его считал Эймс, не без иронии в его адрес. Дэвид скосил глаза на окружающих, а потом, слегка нагнувшись к собеседнице, сообщил шепотом, – Предпочитаю Franz Ferdinand. –и добавил уже громче и отстраняясь, - Дэвид Эймс, можно и нужно просто Эймс, – растянул он сжатые губы в официальной улыбке.
Не успел парень представится, как подоспел Адам. Эймс, заметивший его издали, изобразил удивление на лице – …так быстро? Ты что, завтракаешь бабочками?..  - ...Ну и что мы будем дальше делать? Можно сходить куда-нибудь, благо выходной , - Эймс задумчиво гонял в голове эту мысль, рассматривая все её плюсы и минусы, подняв глаза к потолку и изучая сегодняшнее небо, – Да, профессор? - обратился к Дэвиду Адам, но Эймс даже не сразу отреагировал. Он закончил осматривать зал, задрав голову и засунув руки в карманы узких брюк, затем, бегло и спокойно осматривая всех стоящих рядом наткнулся  взглядом на вопрошающего Адама. Алладин не сразу сообразил, или даже притворился, что этот вопрос был адресован к нему. Он нарочито обернулся назад, чтобы посмотреть, если какой-нибудь  «профессор» за ним. -Ты мне что ли?, - обернулся наконец Эймс к Адаму, который продолжал нагло на него смотреть, - Пфф.. Будешь так говорить своей подруге, когда окажешься с ней в интересном положении, – отрубил Эймс, строя брови домиком. Слово «профессор» рядом с его фамилией и вообще его персоной никогда не стояло и стоять не могло в принципе. -А сходить бы действительно стоило куда-нибудь. Не весь же день нам торчать с неопределёнными лицами в Большом зале.  И вообще, когда будет работать этот факел-интеллектуал? – он опять обеими указательными пальцами обратился к кубку через плечо.

офф|офф

Рози, как появишься - сразу отпишись, вне очереди. мы просто тебя устали ждать :)

+1

17

- Предпочитаю Franz Ferdinand, - выдал новый знакомый Эв после некоторого молчания, в течении которого на его лице можно было наблюдать толпу разных эмоций, но ни одна не квалифицировалась никак, а затем он представился:- Дэвид Эймс, можно и нужно просто Эймс, - тут вполне дружелюбная ухмылка всё же появилась на лице парня, что заставило девушку улыбнуться в ответ.
- А... ну да. Они тоже забавные... - несмело ответила Эв, улыбаясь в ответ, немного скованно, но всё же искренне. - А... слушай. Ты ведь старше любого из учеников... Кажется. Ты не новый преподаватель случайно? - округлив глаза в своей внезапной догадке, Эванна зажала рот руками и чуть пошатнулась. - А я вас на "ты" назвала. Какой кошмар! Разве так можно прикалываться, профессор? - ошарашенно заговорила она сквозь пальцы, покачивая головой и непроизвольно держа глаза широко открытыми и неморгающими. Всё-таки так сложно было поверить, что этот улыбчивый юноша - её преподаватель, к тому же почему-то требующий, чтобы его называли по фамилии и на "ты".
Обстановку разрядил подоспевший сокурсник Эви, гриффиндорец Адам. Эв сталкивалась с ним не так часто, чтобы их можно было назвать друзьями, но взлохмаченные, как и у самой Анны, волосы и одинаковое дерево в составе их палочек давало Ви почувствовать нечто родственное и близкое, отчего на сердце само собой потеплело, но она не преминула как можно небрежнее ответить:"О, привет, Адам", и принялась рассматривать её новых собеседников немного внимательнее, ожидая дальнейших перспектив беседы.
Когда профессор весьма едко отозвался на обращение к нему, как к профессору ("Вот странный, а?"), а затем поинтересовался о работе "факела-интеллектуала", Эванна засмеялась:
- Вообще-то... Э... Дэвид... Он сработает не сразу. Маловато желаний ещё. А насчёт погулять... Я бы с удовольствием, честно, ибо тоска смертная. Вот только куда? Погода не самая лучшая...
Ну не могу я его на "ты"! Только если на "вы", но по имени. Так что ещё более либо менее сносно. Сколько бы ему ни было лет и как бы он забавен и приближен к нам не был, меня не так воспитали!

Отредактировано Эванна Мид (21 августа, 2011г. 18:30:22)

+2

18

Пока Адам сочинял какой-нибудь достойный их скромного, но шебутного коллектива пункт назначения, новый магловед довольно категорично отказался от официального обращения. В результате этого опрометчивого действия непутёвого преподавателя, Адам согнулся пополам в приступе безудержного смеха и выпал из жизни на ближайшие минут семь. Дэниэлс на свою беду вообразил красочную сцену, где в «интересном положении» он с хрипотцой в голосе скажет своей девушке это брутальное «профессор».
Кое-как справившись с приступом дикого хохота, блондин, всё ещё посмеиваясь, провёл ладонью по лицу и потряс головой, успокаиваясь. На вопросительные взгляды окружающих его людей он только бездумно пожимал плечами, приправляя жест нехорошей ухмылкой.
Теперь он невольно прислушался к текущему разговору и не смог упустить шанс вставить своё веское слово в дискуссию.
-Да сдался вам этот Кубок! – Адам с иронией осмотрел предмет разговора с разных сторон, словно в первый раз его заметил. – На улице погода зачётная, а мы, как идиоты, торчим тут! – вдохновенную речь блондин прервал неожиданный шум. Гриффиндорец поднял глаза к заколдованному потолку Большого зала, и улыбка его выцвела в один момент. Небо представляло собой мрачную массу из тёмно-серых туч, которые усиленно поливали дождём всё, что под ними находилось.
-Э… Ну, мои сведения малость устарели, - почесав лохматую голову, Адам картинно прочистил горло и вновь вернулся к созерцанию вышеупомянутого Кубка. – Облом нам, - констатировал семикурсник. Впрочем, особой печали по этому поводу он не испытывал. – Ладно, раз делать нечего, буду жутко неоригинален, - он вытащил из кармана джинсов мятую бумажку и поломанное старое перо. Пару секунд хмуря светлые брови, Адам в поисках вдохновения разглядывал опустевший Большой зал. Но ни одна дерзкая выходка не казалась гриффиндорцу достойное его внимания. Этот «победитель конкурса садоводов в номинации «Нарцисс»» непременно хотел порадовать себя, но в голову лезли либо пошлости (тогда он опять начинал с бестолковым видом ржать), либо иные кощунства. Адам был относительно добрым парнем и не хотел особенно подставлять кого бы то ни было. Так и не определившись с желанием, блондин нацарапал на бумажке многообещающее «Удиви меня. Адам, 7 курс Гриффиндора» и бросил послание в огонь. Жутко собою довольный, Адам хрустнул суставами пальцев, размял шею одним резким движением и с обаятельной улыбкой во все, сколько у него из было, зубы повернулся к девушкам и Эймсу.
-Тогда не будем терять времени? Погодка не радует, так что предлагаю пойти в Выручай-комнату. Закажем бассейн и устроим бич-пати, - мысленно ехидничал Адам – Или ещё куда-нибудь, если есть идеи, - небрежно добавил он, выходя из помещения в Главный холл.

--------------->Школьный двор

Отредактировано Адам Дэниэлс (22 августа, 2011г. 17:40:09)

+2

19

Большой зал давно опустел. Редкие студенты, проспавшие время завтрака, на бегу допивали кофе и спешили по своим делам. Посуда исчезала со столов, чтобы снова возникнуть в обед. Заколдованное небо казалось тёмным и мрачным, время от времени в глубине тёмных туч мельками вспышки молний.

Внезапно Кубок огня изменил своему безмолвному покою. Сноп ослепительно-ярких алых искр взметнулся ввысь, мгновенно разлетаясь красивыми вспышками. Это желания учеников и преподавателей спешили отыскать своих адресатов. С этого момента начинался отсчёт времени. Теперь оставалось только ждать, пока чужое желание появится в твоих руках...

Одна маленькая, золотисто-красная звёздочка нырнула в карман высокого лохматого блондина с седьмого курса Гриффиндора, Адама Дэниэлса. Почувствовав внезапное жжение, удивлённый парень сунул руку в карман джинсов, стараясь избавиться от неприятного ощущения. Он ещё не знал, что там его терпеливо дожидался клочок пергамента, где значилось: "Тонкие серебряные браслеты, связка. Эви Мид, 7-ой курс, Когтевран".

Другая, яркая, похожая на язык пламени искра устремилась к молодому преподавателю Магловедения, дэвиду Эймсу. Но на её пути неожиданно возник грубый широкоплечий слизеринец. "Отойди, придурок!" - прорычал семикурсник, исчезая в коридоре. От соприкосновения с тканью его мантии, искра превратилась в обугленный кусочек пергамента. Кружась в воздухе, она тихо упала на каменные плиты пола. Её текст был таким: "Хочу настоящий фейерверк на Поле для квиддича".

Третья вестница Кубка избрала своей целью Эванну Мид, брюнетку с Когтеврана. Оставляя за собой жёлто-белый шлейф, звезда ярко вспыхнула, превращаясь в скомканный пергамент. Слегка стукнув девушку по затылку, записка, ведомая магие, осторожно скатилась по плечу когтевранки и мягко упала ей прямо на раскрытую ладонь. Надпись на пергаменте гласила: "Обеспечь нового препода горьким опытом".

Ещё одна золотистая искра отправилась к выходу. Она искала Алексию Джером, когтевранскую семикурсницу, любительницу книг. Едва заметив свою цель в сплетении коридоров замка, искра засияла, превликая внимание девушки. Превратившись в почерневший от огня листок бумаги, она спикировала прямо под ноги семикурсницы. Это было одно из желаний, которое звучало так: "Хочу три коробки конфет из Сладкого Королевства. Рома, 6 курс Гриффиндора".

Остальные искры с шипением растворились в душном воздухе Большого зала, здесь им было некого искать. А Кубок огня вновь наполнился ровным прозрачным свечением волшебного пламени.

0

20

Стоявшие вокруг чесали языками. Эймс с беззаботным видом разглядывал лица собеседников, так же не вынимая руки из карманов. Он  улыбался на все обращённые к нему реплики и даже что-то кивал или пожимал плечами. Ему становилось здесь скучно, он бездействовал. Когда Адам говорил какую-то очередную патетичную речь, Алладин не выдержал и взял бокал сока со стола. Пить хотелось не очень, но занять себя хоть чем-нибудь хотелось безумно. Наконец, когда куда идти уже никто не могу решиться, то Эймс было хотел что-то сказать, когда его с силой толкнул в плечо кто-то мимо проходивший. -Эй! Что, глаза на … , - он cпоткался, вспоминая, что пора бы уже подчистить свой литературный запас, - …эээ, ай, не важно. – решил не расточать по пустякам слова Эймс и снова глотнул соку. Глаза опустились вниз сами собой и ухватили лежавший на полу кусочек пергамента с опалёнными краями. Что-то уж больно мне подсказывает, что это… – он наклонился и подобрал бумажку. На обратной стороне было написано: «Хочу настоящий фейерверк на Поле для квиддича» Эймс ухмыльнулся. Фейерверк? Взамен самбы? Хм, неплохо,   -улыбнулся он улыбкой довольного кота и спрятал листочек в карман брюк, затем обвёл всех собеседников взглядом. -Чудо-кубок сработал, я пошёл развлекать всю толпу студентов. Увидимся, - по прежнему блестя глазами посмотрел он на каждого и улыбнулся, растянув сжатые губы, а потом, вместе с бокалом, выпивая из него понемногу, пошёл к выходу. Когда сок кончился, он оставил пустую чашу на краю какого-то из столов и вышел из Большого зала. Алладин ещё пока не знал, что на улице разбушевалась страшная гроза и поливает жуткий ливень.

-----> Главный холл

0


Вы здесь » Nox » Большой зал » Общий зал ·